Категория Блог

Мудрость еврейской притчи

16.07.2021 Блог  Нет комментариев

             художник Е. Флёрова

Один человек занимался торговлей вдали от родных стен. Возвращаясь домой, он купил подарки всем своим родным. Самый дорогой подарок он предназначил тому, кто любит его больше всех. Это были золотые часы, украшенные драгоценными камнями. Он зажал их в кулак и обратился к одному из своих сыновей:

— Хочешь то, что спрятано у меня в руке?

— А что ты там прячешь, отец?

— Тут у меня змея, маленькая змейка.

— Ой, нет! — воскликнул в страхе сын. А про себя добавил: «Какой нормальный отец станет дарить родному сыну змею?».

Человек навестил другого сына.

— Я привез тебе подарок, сын! Он спрятан здесь. Хочешь получить его?

— А, что это за подарок?

— Маленький змей, змееныш…

«Похоже, отец намекает на меня. Неужели ему стал известен тот случай!?», — подумал сын, убегая от отца.

Человек направился к третьему сыну.

— У меня в руке спрятан подарок. Хочешь его получить?

— Конечно, папа! — не задумываясь, ответил третий сын.

— Погоди! Разве тебе не интересно сперва узнать, что это за подарок?

— Мне дорог любой твой подарок, — произнес сын. — Ведь я люблю тебя, отец. И знаю, что и ты любишь меня. Значит, все, что исходит от тебя, не может причинить мне вред…

0
Теги: , ,

Вкусности еврейской кухни

14.07.2021 Блог  Нет комментариев

СУП С ЛАПШОЙ

Кулинарные рассказы от Марата Баскина

Суп с лапшой начинался с того, что рано утром бабушка просила папу зарезать петуха. Куры у бабушки были в привилегированном положении: они приносили яйца.

Получив от него петуха, бабушка тщательно ощипывала его, потом смолила на керогазе, мыла и разрезала на небольшие кусочки. Печенку и сердечко она обваливала в муке и жарила мне на завтрак, а остальное складывала в кастрюлю, заливала холодной водой и ставила в печь.

Затем чистила одну морковку и нарезала ее соломкой. Снимала кожуру с одной большой луковицы. К этому времени закипал бульон. Бабушка деревянной ложкой снимала образовавшуюся пенку и опускала в бульон луковицу и приготовленную морковку. Затем принималась готовить лапшу. Она брала стакан муки, просеивала его сквозь сито, чтобы мука проснулась от спячки, как она любила повторять. Потом делала в горке муки ямку, разбивала туда одно яйцо, солила и руками месила тесто, образовав колобок. Накрывала его полотенцем и оставляла на столе на пятнадцать минут. Я запомнил это время, так как бабушка всегда усаживала меня напротив миски с колобком и говорила:

Следи, чтобы он не убежал. А то потом не догоним. И не будет супа с лапшой. Смотри на часы — через пятнадцать минут мне напомнишь.

Напротив стола висели большие настенные часы с большим маятником. Дедушка каждое утро открывал дверцу часов и заводил их ключом, который хранился на дне часовой коробки.

Бабушка в часах не разбиралась, и я у нее был счетчиком времени. Когда я объявлял время, бабушка доставала колобок из миски и раскатывала его скалкой на фанере, которая специально для этого дела хранилась завернутой в бумагу и перевязанной веревкой на кухонном шкафу. Там же лежала и скалка. Сняв со шкафа, бабушка мыла их горячей водой и только потом начинала раскатывать тесто. Раскатав его тонко-тонко, она нарезала полоски в два пальца шириной, и из полосок нарезала лапшу, которую оставляла сохнуть на столе, пока мясо не сварится в бульоне.

Делая лапшу, бабушка учила меня уму-разуму:

Лапша вкусная в супе, а не на ушах, так что смотри, зуналэ, чтобы ее тебе на уши не вешали. Признаюсь тебе, и я ее не раз на ушах носила, — бабушка вздыхала и таинственно продолжала: — И кто ее вешал? Большие люди!

Кто такие большие люди, бабушка не уточняла. И я в детстве думал, что большие люди — это высокие люди и с высоты им легко маленькой бабушке повесить на уши лапшу.

Когда мясо начинало само отделяться от костей, бабушка вынимала его и луковицу из бульона. Кости и луковицу выбрасывала, а бульон процеживала через двойную марлю. И в чистый бульон высыпала подсохшую лапшу, клала мясо без костей и один лавровый лист. Ставила кастрюлю с супом в печку, подальше от огня — довариваться и дожидаться обеда. Перед подачей на стол, бабушка сыпала в тарелки с супом мелко порезанный укроп. И суп зеленел.

Источник

0
Теги: , ,

Стихотворение воскресенья

11.07.2021 Блог  Нет комментариев

 

ЛЮБА ФЕЛЬДШЕР

Мой дядя был фотографом в местечке.

Остались снимки — те, где я сижу

На потемневшем стареньком крылечке,

И те, где папу за руку держу.

Я повидала города и страны.

Теперь хочу подробнее узнать

О бессарабском городке Бричаны,

Где в детстве доводилось мне бывать.

Мы ели вишни, помню… было лето.

Гостили то у тех, то у других,

Вернувшихся в дома свои из гетто,

С трудом в руинах отыскавших их.

Погибшие в местечко не вернулись,

И так и не увидели меня.

Теперь во снах ищу названья улиц,

Где больше не живет моя родня.

Хранятся фотографии в пакетах.

Альбом купить не соберусь никак…

На этом снимке — папа, я и лето.

А ниже подпись: «Дядя Исаак».

0
Теги: , , ,

Стихотворение воскресенья

04.07.2021 Блог  Нет комментариев

АЛЕКСАНДР КУШНЕР

Кто-то плачет всю ночь.
Кто-то плачет у нас за стеною.
Я и рад бы помочь —
Не пошлет тот, кто плачет, за мною.
Вот затих. Вот опять.
— Спи,— ты мне говоришь,— показалось.
Надо спать, надо спать.
Если б сердце во тьме не сжималось!

Разве плачут в наш век?
Где ты слышал, чтоб кто-нибудь плакал?
Суше не было век.
Под бесслезным мы выросли флагом.
Только дети — и те,
Услыхав: «Как не стыдно?» — смолкают.
Так лежим в темноте.
Лишь часы на столе подтекают.

Кто-то плачет вблизи.
— Спи,— ты мне говоришь,— я не слышу.
У кого ни спроси —
Это дождь задевает за крышу.
Вот затих. Вот опять.
Словно глубже беду свою прячет.
А начну засыпать,
— Подожди,— говоришь,— кто-то плачет!

0
Теги: , , ,

Ицхак Каценельсон — поэт Катастрофы

01.07.2021 Блог  Нет комментариев

Ицхак Каценельсон

Сегодня, 1 июля, исполняются 135 лет со дня рождения поэта, переводчика, драматурга и педагога ИЦХАКА КАЦЕНЕЛЬСОНА.

Потомок семьи раввинов и знатоков Торы,Ицхак Каценельсон,  родился в 1886 г. в Кореличах, ныне Гродненской области, недалеко от Минска. Его отец Яаков Биньямин Каценельсон (1859-1930) прославился как образованный человек и писатель на иврите, а его мать была мудрой женщиной и дочерью семьи раввинов.

         Хинда. Мать поэта

С ранних лет Ицхак Каценельсон отличался своими драматическими, литературными и педагогическими талантами. Ицхак получил образование на иврите у своего отца. Когда будущему поэту было 10 лет, он вместе с родителями из Кореличей переехал в город Лодзь (Польша).

И. Каценельсон в юные годы

Первые свои стихи Ицхак опубликовал в еврейской детской прессе в 1899 году и вскоре стал известным как один из самых выдающихся среди молодого поколения поэтов. С самого начала своей деятельности он был двуязычным писателем: писал стихи, прозу и пьесы на иврите и идише.

Ицхак с братьями и родителями

После непродолжительной военной службы и неудачной попытки присоединиться к текстильной промышленности в Лодзи, он обратился к образованию в 1906 году и в течение нескольких лет вместе со своей семьей создал систему частных учебных заведений на иврите — детских садов, начальной школы и гимназии под его руководством до 1939 года, где писал учебники и песни для детей.

Обложки детских учебников Каценельсона

В 1910 году он опубликовал свою первую книгу стихов «Сумерки». Наряду с литературой и образованием он посвятил себя театру как драматург, режиссер и актер.  В 1912 году Каценельсон основал Еврейский театр Габима в Лодзи, гастролировал с ним по городам Польши и Литвы и имел большой успех.

И. Каценельсон в молодости

В течение всей своей жизни он мечтал иммигрировать в Израиль и установить связи с рабочим движением Израиля. Впервые он посетил Израиль в 1925 году (когда ему было 40 лет), а второй раз в 1934 году. Он использовал свои поездки, чтобы путешествовать по стране и посещать различные кибуцы.

На протяжении многих лет Каценельсон продолжал писать свои стихи, но из-за того, что он не собирал их в книги, они попросту терялись, хотя некоторые его стихи ложились на музыку и получались песни. Лирические и детские песни на его стихи были популярными мелодиями и их часто пели, особенно в Израиле. В 1938 году он смог опубликовать полное издание своих стихотворений на иврите в трех томах, но из-за неудачного выбора времени книги не получили тиража и резонанса.

После немецкой оккупации в сентябре 1939 года  школу, которую он основал и которой руководил в Лодзи, была экспроприирована. Каценельсон стал беженцем. Прятался в Лодзи около трех месяцев, потом сбежал в Варшаву, и вскоре к нему присоединились его жена и трое сыновей.

Ицхак Каценельсон, его жена Ханна и двое из их трех сыновей, Цви (слева) и Бен-Цион (справа). Лодзь, Польша

Каценельсон всецело посвятил себя преподаванию еврейской литературы и Библии в подпольной гимназии в Варшавском гетто, а затем вернулся к литературной работе. Написал более сорока произведений в Варшавском гетто, большинство из которых было спасено благодаря их захоронению в различных секретных убежищах, обнаруженных в конце войны. Большинство его работ в гетто было написано на идиш, чтобы он достиг как можно большего числа получателей и их тематики — особенно из сюжетов агонии тех дней.

В начале массового истребления варшавских евреев мир Каценельсона был разрушен, когда в августе 1942 года его жена Ханна и его маленькие сыновья Бен-Цион и Вениамин были доставлены в Треблинку, где были убиты. Вскоре подполье организует вооруженную войну против оккупантов. Старший сын, Цви Каценельсон, пополняет ряды подполья.

Ицхак Каценельсон со старшим сыном Цви

В апреле-мае 1943 года гетто было ликвидировано, Каценельсон был спасен и с помощью друзей получил гондурасское удостоверение личности, которое должно было позволить ему покинуть ад. Но он, как и тысячи других евреев, был направлен в немецкий лагерь Витель для иностранных граждан на востоке Франции, где пробыл до апреля 1944 года и большую часть своего времени посвящал написанию стихов.

Здесь, в Вителе была написана «Песнь об убиенном еврейском народе» – песня-плач, песня-стон, строки которой не льются, а обрушиваются на тебя скорбным водопадом боли и страданий. Три с половиной месяца, с 3 октября 1943-го по 18 января 1944 года,  писал Ицхак Каценельсон свою грандиозную эпическую поэму. Рукопись, более 1300 строк, поэт затолкал в три бутылки, которые зарыл под корнями старого дерева. Вторую копию, переписанную мельчайшим почерком на папиросной бумаге, он зашил в кожаную ручку чемодана. Поэму удалось сохранить. А в апреле того же года 173 еврея из Виттеля, в том числе поэт и его сын, были отправлены в Освенцим. В начале мая 1944 года Ицхак Каценельсон погиб в газовой камере.

Ицхак Каценельсон на лыжных каникулах с сыновьями

Имя Каценельсона присвоено основанному в 1950 г. Центру по исследованию Катастрофы в киббуце Лохамей-ха-Геттаот. На слова «Песни об убиенном еврейском народе» израильским композитором Златой Раздолиной написан реквием, который исполняется в Израиле и за рубежом. В 1989 г. он был исполнен автором в Кремлевском дворце съездов в Москве.

Источник

0
Теги: , , , , ,