Мудрость еврейской притчи

07.05.2021 Блог  1 комментарий

        Художн. Е. Флёрова

Я СМОТРЕЛ ВВЕРХ
Хасидская притча
Один любимый прихожанами раввин вспоминал, как в детстве играл с другими детьми. Когда они взбирались вверх по лестнице, то все, кроме будущего раввина, боялись подниматься слишком высоко. Позднее дедушка спросил его: «Почему ты не боялся залезть выше других?»

– Потому что они, поднимаясь вверх, смотрели вниз, – объяснил мальчик. – Они видели, как высоко забрались, и поэтому пугались. Я же, поднимаясь, смотрел вверх на свою цель. Мне казалось, что я нахожусь еще низко, и это побуждало меня продолжать восхождение.

0
Теги: , , ,

Зигмунд Фрейд. 165 лет со дня рождения

06.05.2021 Блог  Нет комментариев

6 мая 2021 года исполняется 165 лет со дня рождения австрийского невропатолога, психиатра и психолога, Зигмунда Фрейда — основоположника психоанализа, метода лечения психических заболеваний, а также теории, объясняющей поведение человека.

Где берут своё начало сновидения, и какая информация в них заложена? На эти и множество других вопросов, относительно психической реальности человека, может ответить революционный и поправший собой многие основы психологии психоанализ, созданный выдающимся австрийским учёным, неврологом и психиатром Зигмундом Фрейдом.

Психоанализ Зигмунда Фрейда – это величайшая попытка прийти к пониманию и описанию тех составляющих психической жизни человека, которые до Фрейда были непостижимыми.

СИГИЗМУНД ШЛОМО ФРЕЙД родился 6 мая 1856 в еврейской семье ашкенази во Фрейберге. Он взял себе имя «Зигмунд» только в 21 год. Фрейд был ранним ребенком с интеллектуальной точки зрения и очень трудолюбивым. К моменту окончания школы не только хорошо знал, латинский, немецкий и иврит, но также выучил французский и английский языки. Фрейд изучал медицину в Венском университете. На третьем году обучения он начал работать в физиологической лаборатории под руководством Эрнста Вильгельма фон Брюке, уделяя особое внимание функции цетральной нервной системы. Желая получить практический опыт, через два года он начал работать врачом в больнице, в отделениях психиатрии и дерматологии. В 1885 году он получил должность преподавателя нервопатологии в Венском университете и — имея стипендию от австрийского государства — проводит 19 недель в Париже в клинике нервной системы больницы Сальпетриер, лечил некоторые нервные расстройства с помощью гипноза   Здесь Фрейд начал изучать истерию, что пробудило его интерес к психопатологии.

В 1886 году Фрейд открыл частную психиатрическую практику в Вене, специализирующуюся на церебральных и нервных расстройствах.

 Спасаясь от преследований нацистов в Вене в 1938 году, Фрейд укрылся в Лондоне, где провел последний год своей жизни. Дом, расположенный по адресу Maresfield Gardens no. 20 в районе Хэмпстед в Лондоне, который принадлежал семье до смерти в 1982 году младшей дочери Фрейда, Анны Фрейд, позже был превращен в музей.

Из-за чрезмерного курения в последние годы жизни он боролся с формой рака. Он перенес множество операций, но, поскольку он не отказался от этой привычки (он даже выкуривал 20 сигар в день), болезнь обострилась.  Ослабленный операциями и лечением рака, Зигмунд Фрейд умер 23 сентября 1939 года, он умер от эвтаназии.

Валентина Турвиненко

1
Теги: ,

Ангел посреди ада

05.05.2021 Блог  Нет комментариев

Это надо знать и передавать поколениям, чтобы такого больше никогда не происходило.

Сегодня, 5 мая отмечается МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ АКУШЕРКИ. А буквально через несколько дней, 8 мая, исполняются 120 лет со дня рождения женщины, которую называли ангелом. Это – СТАНИСЛАВА ЛЕЩИНСКАЯ, польская акушерка в концентрационном лагере Освенцим-Биркенау, женщина-узница, которая с большим мужеством сказала эсэсовцу Менгеле:Нет, вы никогда не должны убивать детей. Я никогда не выполню приказ убивать детей; для маленьких невинных я не буду Иродом”!

СТАНИСЛАВА ЗАМБЖИЦКАЯ (польск. Stanisława Zambrzycka) родилась 8 мая 1896 г. в городе Лодзь. В 1916 году вышла замуж за Бронислава Лещинского. В браке родились два сына и дочь. В 1922 году Лещинская окончила курсы акушерок и начала работать в одном из беднейших районов Лодзи. В то время роды в Польше, как правило, принимались на дому, и Лещинской приходилось преодолевать большие расстояния пешком, чтобы помочь роженицам. Позже её дети вспоминали, что она часто работала по ночам, но никогда не спала днем.

18 февраля 1943 года Лещинская была арестована вместе со своими детьми за то, что помогала евреям доставать еду и фальшивые документы. Её сыновья были отправлены в концлагерь Маутхаузен для работы на каменоломнях. Станиславу и её дочь Сильвию отправили в Освенцим, куда они прибыли 17 апреля 1943 года. На протяжении следующих двух лет Станислава работала акушеркой в Освенциме. На этом посту, вопреки четким указаниям властей лагеря, она приняла около 3000 родов.

Акушерка работала с молитвой на губах, всегда, прежде чем принять роды, она стояла на коленях и молилась… может быть, поэтому у нее не было случая заражения, и все опасные ситуации всегда заканчивались благополучно?

Эта сильная, религиозная женщина, которая, несмотря ни на что, боролась за жизнь женщин и детей, в своем героизме оказалась скромной, чувствительной личностью, которая, несмотря на серьезность того, что она сделала, была жизнерадостной, ее улыбка и теплые слова помогали бороться за жизнь.

В январе 1945 года Лещинская с другими заключенными лагеря была освобождена советскими войсками. Освободившись, Лещинская продолжила работать по специальности, прослужив до 1957 года (итого — 35 лет). Муж Станиславы был убит в 1944 году, во время Варшавского восстания. Её дети выжили. О деятельности Лещинской в Освенциме стало известно в 1957 году со слов её сына. Сама Станислава своими воспоминаниями о заключении в Освенциме публично поделилась лишь в 1965 году, объяснив долгое молчание «озабоченностью тенденциями, возникающими в польском обществе».

Статуя Станиславы Лещинской в Костеле св. Анны в Вильянове под Варшавой.

В 1970 году Лещинская встретилась с бывшими узницами Освенцима и их детьми, которые родились в лагере.

Говоря о своем пребывании в Освенциме после выхода на пенсию, она завершила свою историю, сказав, что, хотя многие из 3000 детей, родившихся в лагере, погибли от рук нацистов, либо непосредственно в результате убийства, либо косвенно из-за недоедания, она была горда сказать, что каждый из них родился живым и в ее ждущих, любящих руках.
11 марта 1974 г. Станислава Лещинская скончалась.

Станислава Лещинская смогла самоотверженно помогать людям, она могла сопротивляться другим, рискуя собственной жизнью.

В честь Станиславы Лещинской названы: главная улица в Освенциме, улица в Лодзи, несколько больниц, школ и благотворительных организаций в Европе. Станислава — кандидат на канонизацию в польской католической церкви.

РАПОРТ ПОЛЬСКОЙ АКУШЕРКИ ИЗ ОСВЕНЦИМА

«Из тридцати пяти лет работы акушеркой два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг. Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок со множеством щелей, прогрызенных крысами. Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные койки. На каждой из них должны были поместиться три или четыре женщины — на грязных соломенных матрасах. Было жестко, потому что солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали почти на голых досках, к тому же не гладких, а с сучками, натиравшими тело и кости.

Посередине, вдоль барака, тянулась печь, построенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь лишь несколько раз в году. Поэтому донимал холод, мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки. О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут. В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Сначала я была предоставлена самой себе: в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама. Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле — не могли «запятнать» своего призвания врача, оказывая помощь представителям другой национальности, поэтому взывать к их помощи я не имела права.

Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными. О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга. Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце. Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации. Количество принятых мной родов превышало 3000. Несмотря на невыносимую грязь, червей, крыс, инфекционные болезни, отсутствие воды и другие ужасы, которые невозможно передать, там происходило что-то необыкновенное. Однажды эсэсовский врач приказал мне составить отчет о заражениях в процессе родов и смертельных исходах среди матерей и новорожденных детей. Я ответила, что не имела ни одного смертельного исхода ни среди матерей, ни среди детей. Врач посмотрел на меня с недоверием. Сказал, что даже усовершенствованные клиники немецких университетов не могут похвастаться таким успехом. В его глазах я прочитала гнев и зависть.

Возможно, до предела истощенные организмы были слишком бесполезной пищей для бактерий. Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который могла достать себе простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, которые могли служить пеленками для малыша. Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле. До мая 1943 года все дети, родившиеся в освенцимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды. Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами. В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной.

Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди не еврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака. Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости. Дольше всех держались за жизнь советские дети — из Советского Союза было около 50% узниц. Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди… Ее губы беззвучно шевелились, — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил… она не могла издать ни звука — только крупные слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного. Что было более трагичным, трудно сказать, — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы.

Среди этих кошмарных воспоминаний в моем сознании мелькает одна мысль, один лейтмотив. Все дети родились живыми. Их целью была жизнь! Пережило лагерь едва ли тридцать из них. Несколько сотен детей были вывезены в Германию для денационализации, свыше 1500 были утоплены Кларой и Пфани, более 1000 детей умерли от голода и холода (эти приблизительные данные не включают период до конца апреля 1943 года). У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима. Передаю его сейчас во имя тех, которые не могут ничего сказать миру о зле, причиненном им, во имя матери и ребенка. Если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против жизни, то я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка. В концентрационном лагере все дети — вопреки ожиданиям — рождались живыми, красивыми, пухленькими. Природа, противостоящая ненависти, сражалась за свои права упорно, находя неведомые жизненные резервы. Природа является учителем акушера. Он вместе с природой борется за жизнь и вместе с ней провозглашает прекраснейшую вещь на свете — улыбку ребенка».
Источник: интернет

1
Теги: , , ,

Мудрость еврейской притчи

30.04.2021 Блог  Нет комментариев

                  художник Е. Флёрова

АППЕТИТ ПРАВЕДНИКА

Хасидская притча

Однажды ребе Авигдора Хальберштама, брата ребе Хаима из Цанза, пригласили на шаббос к человеку, прославившемуся своим богатством, но отнюдь не кротостью. Было известно, что этот человек был очень груб со слугами, немедля увольняя за малейшую провинность. В те дни было принято готовить для субботнего обеда чолнт. В знак уважения к почетному гостю горшочек с жарким кухарка поднесла ребе, с тем, чтобы именно он разложил блюдо по тарелкам хозяину, членам семьи и другим гостям. Ребе глубоко вдохнул запах стряпни. Однако не стал раскладывать пищу по тарелкам, а взял ложку и попробовал прямо из горшка.
Бесподобно! — воскликнул он и съел еще немного.
Самый прекрасный чолнт, какой мне доводилось пробовать! Не обращая внимания на смутившихся гостей и самого хозяина, ребе съел все жаркое из горшочка, не оставив никому ни крошки. Но вместо того, чтоб извиниться, обернулся к кухарке и сказал:
Просто восхитительно! А нет ли еще? Растерянная женщина принесла остатки чолнта, и ребе доел то, что еще оставалось. Все присутствующие были просто ошарашены. Никогда в этом доме гости не вели себя таким образом, и, конечно, никто не ждал подобной выходки от такого почтенного человека, как ребе Авигдор. Естественно, из уважения к нему все промолчали и отобедали халой. Когда Шаббос закончился, ребе и его ученики поблагодарили хозяев за гостеприимство и ушли. Как только они вышли за околицу местечка, хасидим решились спросить учителя, как понимать его странные действия за столом.
Едва горшочек с чолнтом оказался у меня в руках, — сказал ребе, — я почувствовал запах керосина. Я тут же понял: кухарка в спешке приправила блюдо керосином вместо уксуса. Если бы хозяин попробовал этот чолнт, то немедленно уволил бы девушку. Вот я и съел все это варево, чтобы она не лишилась работы. Пусть думают обо мне что хотят, но мне ее стало жалко. Теперь будут считать, будто девушка до того искусная повариха, что из-за нее даже ребе ведет себя как последний хазир.

0
Теги: , , , ,

Вкусности еврейской кухни

27.04.2021 Блог  Нет комментариев

Буль-буль-буль кипит бульон,
Ох и вкусным будет он!
Приглашаю всех обедать
И буль-буль-бульон отведать!
Дружинина М. 🙂

Панацея практически от всех болезней. После этой статьи хочется жить:)

Что говорит нам традиция о настоящем курином бульоне? НАСТОЯЩИЙ КУРИНЫЙ БУЛЬОН бульон должен быть прозрачным, как слеза младенца. Остальное — комментарии.
Сегодня бульон обсуждает (и делится своим семейным рецептом)  Рахель ВИРНИК.

Почему бульон называют «еврейским пенициллином»? Особенных лечебных свойств у него нет, но он жидкий и питательный, а при простуде бывает сложно есть твёрдую пищу. К тому же любой ребёнок, с точки зрения любой еврейской бабушки, по умолчанию является больным или склонным к болезни, поэтому всем нам в детстве варили бульон.

Я встречала рецепты, которые начинаются со слов «возьмите целую куриную тушку и ла-ла-ла». В моём детстве никогда не варили бульон из целой курицы! Есть такая присказка, что хорошая хозяйка может сделать четыре блюда из одной курицы и кормить ими семью всю неделю. Бульон — раз, фаршированная шейка — два, котлетки из грудки — три и жаркое из окорочков — четыре. На бульон шли шея, крылья и хребет, иногда добавляли куриные лапки или жёлтые, ещё не снесённые, яйца. Сейчас, конечно, можно так не экономить и просто взять половину курицы на пятилитровую кастрюлю.

Отличительная черта хорошего бульона — прозрачность. Я читала, что существуют люди, которые бульон процеживают. Мне это кажется очень трудоёмким. У нас в семье так не делали, бульон сразу варили прозрачным: хорошо промывали мясо и долго снимали с навара пенку при закипании. Для этого нужно вооружиться ложкой и терпением — стоять у раскрытой кастрюли и снимать эти пенки столько, сколько потребуется.

Ни в коем случае нельзя класть в бульон все овощи одновременно — каждому из них нужно разное время варки. В классическом рецепте используется только лук и морковь, можно добавить сельдерей, тыкву, кабачок, батат — на ваш вкус. Но ни в коем случае не картофель! При варке картофель выделяет крахмал, отчего бульон становится мутным и сразу начинает противоречить главному правилу идеального бульона.

В бульоне никогда не варят вермишель или рис — это следующий этап, от этого бульон превращается в суп. Моя бабушка варила мелкую вермишель отдельно, тщательно её промывала и добавляла каждому желающему в тарелку.

Зелень в бульоне — ещё один распространённый камень преткновения. Я не претендую на то, чтобы быть истиной в последней инстанции, но считаю, что не нужно добавлять мелко рубленную зелень в кастрюлю. Может, не есть зелень — это детская привычка, но мне кажется, что от неё бульон тоже становится похожим на суп. Можно добавить пучок зелени при варке для вкуса и аромата, а потом выбросить его — или нарезать зелень отдельно, чтоб каждый мог добавить её в свою тарелку по желанию.

Знаю, что есть любители приправить бульон специями или добавить куркуму для красивого золотистого цвета. Ну что тут скажешь. В легендарный бульон из нашего детства не добавляли никакую куркуму, цвет давала морковь, а золотистость достигалась благодаря тому, что бульон варили долго, на маленьком огне. Такой бульон любая бабушка похвалит. Даже самая строгая.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ КУРИНЫЙ БУЛЬОН:

Половину курицы положить в кастрюлю, залить холодной водой, поставить на средний огонь и посолить. За несколько минут до закипания на поверхности начнёт образовываться пенка — её нужно полностью убрать из кастрюли ложкой. После огонь уменьшить, положить к курице целую луковицу и морковь (очищенные), накрыть крышкой и оставить на час.

Через час можно добавить в кастрюлю немного любимых овощей (мы кладём сельдерей, кольраби, тыкву, кабачок или батат), а можно и не добавлять. Ещё через 30 минут положить связанный ниткой пучок зелени, подождать полчасика, выключить огонь, накрыть кастрюлю крышкой и дать настояться. Из готового бульона нужно убрать всё, что вы не планируете есть: пучок зелени, лук, сельдерей.

Подавать можно или чистый бульон, или бульон с добавками — подойдут сухарики или маца, куриное мясо, овощи, отдельно сваренные рис или вермишель. — Источник

ПРИЯТНОГО ВСЕМ АППЕТИТА!

1
Теги: , ,