Категория Chisinaul evreiesc * Еврейский Кишинев

Михаил Танич

04.12.2019 Chisinaul evreiesc * Еврейский КишиневRU  Нет комментариев

Еврейские мастера культуры, науки, политики о Кишинёве.  Источники: фонды еврейской библиотеки им. И. Мангера, интернет.

*********************************************************************************************************************************************

Михаил   Т А Н И Ч

(наст. фам. Танхилевич)

1923 —  2008

Поэт-песенник

 

ПРОЩАЙ, МЕСТЕЧКО КИШИНЁВ

Муз. Миша Мармар

 

Тает предутренний мрак и спозаранку

Ходиков бег по кривой неудержим

Бросим им этот тик-так на раздербанку

Эти смешные часы на русский ланжин.

 

Эти часы и вправду смешные,

Эти часы – русский ланжин

Прощай, местечко Кишинёв!

Столица дней моих и снов

А за спиной аккордеон

Играет старенький шансон

Играет что-то мне вдогон.

 

Город Нью-Йорк как в кино часто мне снится

И уезжать из него я не готов.

Город Нью-Йорк – он давно не заграница,

Но я честно скажу – не Кишинёв.

 

Эти часы и вправду смешные,

Эти часы – русский ланжин

Прощай, местечко Кишинёв!

Столица дней моих и снов

А за спиной аккордеон

Играет старенький шансон

Играет что-то мне вдогон.

0
Теги: , , , ,

Зиновий Столяр

04.12.2019 Chisinaul evreiesc * Еврейский КишиневRU  Нет комментариев

Еврейские мастера культуры, науки, политики о Кишинёве.  Источники: фонды еврейской библиотеки им. И. Мангера, интернет.

*********************************************************************************************************************************************

З И Н О В И Й   С Т О Л Я Р  

(наст. имя Залман)

1924 – 2014

Музыковед, музыкальный критик и публицист.

Заслуженный деятель искусств Молдавской ССР

 

МОИ БОЮКАНЫ

 

В зимнюю стужу и в летний зной

Я по земле прошагал немало,

Но ни разу так не бывало,

Чтоб забыл Кишинёв родной.

И лишь встречи время настало —

Птицей быстрой мчусь к тебе,

город мой.

Есть в Кишинёве район такой,

Имя красивое: Боюканы.

Боюканы — клёны, каштаны,

Небо ясное над тобой.

Боюканы — высятся краны,

Хорошеешь с каждым днём,

город мой.

Зелень, прохлада озёр, покой,

Радость на лицах, у всех сияет.

Щедрым сердцем город встречает

Всех друзей из семьи большой.

Белый аист песню слагает

О тебе, твоей судьбе

город мой.

0
Теги: , , , ,

Игорь Солонков

04.12.2019 Chisinaul evreiesc * Еврейский КишиневRU  Нет комментариев

Еврейские мастера культуры, науки, политики о Кишинёве.  Источники: фонды еврейской библиотеки им. И. Мангера, интернет.

*********************************************************************************************************************************************

ИГОРЬ СОЛОНКОВ

 

БЛЮЗ О ЛЮБИМОМ ГОРОДЕ

I

Пушкин тихо по-зрительски

В парк с колонны глядит

Бессарабский и питерский

Прорицатель пиит.

Вот, кому дела нет,

Что внутри, что во вне,

И тут ведь дело даже не в Пушкине, нет

Дело скорей во мне.

 

II

Львы во сне пострадали,

Львам не встать в полный рост,

Не гром баталий, а детский сандалий стер

Хребты им и мраморный нос.

Не разбудит их гром

Африканских корней,

И тут ведь дело даже не в мраморе львов,

Дело опять во мне.

 

III

Не понять нашу нацию,

Верным курсом идя

Ведь вот попали в эмиграцию

Из дома не выходя.

Где-ж ты Родина-мать

Груды мертвых камней

И тут ведь дело даже не в Родине, нет

Дело опять во мне.

 

IV

Мы жиды, мы татары

Взвейся крест над толпой

Лишь бы Штефан чел Маре меч

Не вытаскивал свой

Хорошо в США, хорошо где нас нет

И тут ведь дело даже не в Штефане, а

Дело опять во мне

Черно-белым кино город вижу во сне

И тут ведь дело даже не в городе, но

В городе и во мне.

Солонков, Игорь. Блюз о любимом городе // Под пряным солнцем Кишинёва. – Кишинэу: Б.и., 2017. – С. 213

0
Теги: , ,

Александр Соломонов

04.12.2019 Chisinaul evreiesc * Еврейский КишиневRU  Нет комментариев

Александр СОЛОМОНОВ

Альпинист, кандидат физико-математических наук, бард,

сочинитель музыки, исполнитель авторских песен.

ШИЗИНО

Много странностей и совпадений

Ожидает на каждом шагу.

Я, конечно, ребята, не гений,

Но сложить пару строчек могу.

Я ж не нашей романской породы

И почти что совсем не еврей.

Мне моральные чужды уроды,

А причёска, увы, из бровей.

Я же не «же си па» по-французски,

Кроме там «же не ма па сис жур».

Я пишу и читаю по-русски,

Два стакана и дым в абажур.

Но однажды, когда за границу

Я собрался на мир посмотреть,

Опозорил родную столицу

Не на четверть, а сразу на треть.

А я как завороженный

Гляжу на мир в окно,

А мне червяк таможенный:

«Так Вы из Шизино»

«Да нет из Кишинёва я»

И паспорт в рожу, но…

«Что за столица новая?

Где ваше Шизино?»

Тут я призадумался всё же

И земля поплыла из-под ног.

Неужели заметно по роже?

Я ж всё время старался, как мог.

Я же сущность убогую прятал

За улыбку кашне и пиджак,

Но надежду оттяпал, ребята,

Этот гнусный таможенник Жак.

И напала до горького вздоха

На меня вековая печаль.

Это как же просёк он, пройдоха?

Любознательный ты наш, Рошаль.

Что на мне, как на всех наших лицах

Неизменно и вечно клеймо,

Да такое, что в пору напиться

Мы ж из бывшей страны Шизино.

Не вымолвить ни слова,

Весёлое кино.

Выходит так, что снова Мы все из Шизино.

И не причём столица

Обидно, что давно

Мелькают наши лица,

И все из Шизино.

Соломонов, Александр. Шизино // Под пряным солнцем Кишинёва. – Кишинэу: Б.и., 2017. – С. 211.

 

0
Теги: , , , ,

Борис Ройтблат

04.12.2019 Chisinaul evreiesc * Еврейский КишиневRU  Нет комментариев

Еврейские мастера культуры, науки, политики о Кишинёве.  Источники: фонды еврейской библиотеки им. И. Мангера, интернет.

*********************************************************************************************************************************************

Б О Р И С    Р О Й Т Б Л А Т

 р. 1953

Прозаик, драматург, журналист.

ШАНСОН

Город – это сначала базар.

Это резюме городу. Это либо да, либо оцым – поцым.

Человек имеет право не иметь капризов. Но быть с кайфом на ты – обязан. Положите меня в гроб. Так я дам из гроба свой последний заказ: «Не надо цветы! Пускай на моём гробе стоит м-м-маленькая мисочка. С малосольными огурчиками. С базара города Кишинёва. Чтобы мои похороны — красиво пахли!»

Базар города Кишинёва – это был — таки базар. Это было – да.

В магазинах была Буджакская степь. Но базар – это была территоия рая. О, как это пахло! Запахи базара танцевали па-дэ-дэ с приплясом жока. Я ходил туда по субботам. Там стояли каруцы. Всхрапывали кони. Под ногами шуршукало сено. Зимой пахло особо хорошо. В морозном воздухе трепетали забытые запахи мяса. Шашлыка. Плачинты. Горячих чебуреков. Квашеной капусты. Солёных арбузов. Баклажанов с фаршем.

А малосольные огурчики!

Я брал один огурчик. На пробу. Я съедал этот огурчик. Затем я брал пару огурчиков. На пробу. Торговка смотрела то на меня, то на огурчики. На её губах стояло подозрение. Но я брал четвёртый огурчик. На пробу.

— Мэй! – кричала торговка. – Тут не коммунизм!

— Так это проба! – отвечал я.

— А платить?

— Нет, это не Кишинёв! – кричал я с пятым огурцом во рту. – Это бандитский Чикаго! Нате рубль – но не трогайте мою симпатию к природе!

Ройтблат, Борис. Шансон: рассказ // Ветка Иерусалима, 2000. — № 2. – С. 76 – 77.

 

СЛУЧАЙ БЕРКОВИЧА

Город Кишинёв – это самый упёртый город на планете Земля. Там такое население. Упёртое до полного сюрреализма. Сюр-город…

Там три года жил Пушкин. Но Пушкин про сюр не знал… Пушкин сделал просто. «Проклятый город Кишинёв» — это его строка.

Я не так суров. Я называю город Кишинёв только упёртым. Но – самым упёртым.Есть города, которые стоят на Волге. На Миссисипи. На Pейне. На Темзе.

Город Кишинёв стоит на Быке. Это местная река. Вы когда-нибудь стояли на Быке? Хорошо, берём не нас. Берём тореадоров, которые дразнят быков. Но я не слышал, чтобы тореадоры стояли верхом на быке!

А Кишинёв – стоит.

На Быке.

Это что-то говорит. Это говорит про характер города. Но трижды это говорит про характер местных евреев. Эти люди умеют стоять — на Быке, на быке, на стаде быков…

Тайно люблю евреев города Кишинёва. Но не признаюсь им в этом. На всякий случай. Не поверят. На твоё да они говорят нет. На твоё нет они говорят: «Ла реведере! (До свидания!) Но приходи завтра. Бине аць венит! (Добро пожаловать!)» Такие люди. Упрямые люди. Самые упёртые люди самого упёртого города.

Самые упёртые.

Самого упёртого!..

Ройтблат, Борис. Случай Берковича: Рассказ // Ветка Иерусалима,2000. — № 2. – С. 70.

0
Теги: , , , ,