драматурги прикрепленные посты

Борис Ройтблат

04.12.2019 Chisinaul evreiesc * Еврейский КишиневRU  Нет комментариев

Еврейские мастера культуры, науки, политики о Кишинёве.  Источники: фонды еврейской библиотеки им. И. Мангера, интернет.

*********************************************************************************************************************************************

Б О Р И С    Р О Й Т Б Л А Т

 р. 1953

Прозаик, драматург, журналист.

ШАНСОН

Город – это сначала базар.

Это резюме городу. Это либо да, либо оцым – поцым.

Человек имеет право не иметь капризов. Но быть с кайфом на ты – обязан. Положите меня в гроб. Так я дам из гроба свой последний заказ: «Не надо цветы! Пускай на моём гробе стоит м-м-маленькая мисочка. С малосольными огурчиками. С базара города Кишинёва. Чтобы мои похороны — красиво пахли!»

Базар города Кишинёва – это был — таки базар. Это было – да.

В магазинах была Буджакская степь. Но базар – это была территоия рая. О, как это пахло! Запахи базара танцевали па-дэ-дэ с приплясом жока. Я ходил туда по субботам. Там стояли каруцы. Всхрапывали кони. Под ногами шуршукало сено. Зимой пахло особо хорошо. В морозном воздухе трепетали забытые запахи мяса. Шашлыка. Плачинты. Горячих чебуреков. Квашеной капусты. Солёных арбузов. Баклажанов с фаршем.

А малосольные огурчики!

Я брал один огурчик. На пробу. Я съедал этот огурчик. Затем я брал пару огурчиков. На пробу. Торговка смотрела то на меня, то на огурчики. На её губах стояло подозрение. Но я брал четвёртый огурчик. На пробу.

— Мэй! – кричала торговка. – Тут не коммунизм!

— Так это проба! – отвечал я.

— А платить?

— Нет, это не Кишинёв! – кричал я с пятым огурцом во рту. – Это бандитский Чикаго! Нате рубль – но не трогайте мою симпатию к природе!

Ройтблат, Борис. Шансон: рассказ // Ветка Иерусалима, 2000. — № 2. – С. 76 – 77.

 

СЛУЧАЙ БЕРКОВИЧА

Город Кишинёв – это самый упёртый город на планете Земля. Там такое население. Упёртое до полного сюрреализма. Сюр-город…

Там три года жил Пушкин. Но Пушкин про сюр не знал… Пушкин сделал просто. «Проклятый город Кишинёв» — это его строка.

Я не так суров. Я называю город Кишинёв только упёртым. Но – самым упёртым.Есть города, которые стоят на Волге. На Миссисипи. На Pейне. На Темзе.

Город Кишинёв стоит на Быке. Это местная река. Вы когда-нибудь стояли на Быке? Хорошо, берём не нас. Берём тореадоров, которые дразнят быков. Но я не слышал, чтобы тореадоры стояли верхом на быке!

А Кишинёв – стоит.

На Быке.

Это что-то говорит. Это говорит про характер города. Но трижды это говорит про характер местных евреев. Эти люди умеют стоять — на Быке, на быке, на стаде быков…

Тайно люблю евреев города Кишинёва. Но не признаюсь им в этом. На всякий случай. Не поверят. На твоё да они говорят нет. На твоё нет они говорят: «Ла реведере! (До свидания!) Но приходи завтра. Бине аць венит! (Добро пожаловать!)» Такие люди. Упрямые люди. Самые упёртые люди самого упёртого города.

Самые упёртые.

Самого упёртого!..

Ройтблат, Борис. Случай Берковича: Рассказ // Ветка Иерусалима,2000. — № 2. – С. 70.

0
Теги: , , , ,

Елена Кушнир

04.12.2019 Chisinaul evreiesc * Еврейский КишиневRU  Нет комментариев

Е Л Е Н А  К У Ш Н И Р

р. 1963

 Поэтесса, прозаик, драматург.

 

ГИТА ГОВИНДА (ПЕСНЬ О ПАСТУХЕ)

… Город Кишинёв, что бы вы сейчас о нём ни думали, к 39-му году достиг тихого и полного цветения как архитектурное, да что уж там – художественное целое. Вполне возможно, что этот момент совершенства остался незамеченным. Совершенство – прекрасная штука, но не совсем понятно, что с ним, собственно, делать.

В прошлом конце века так называемая эклектика, которой пророс Кишинёв, свободная, простая, гармоничная, имеющая все признаки архитектурного языка, воспринималась как ожившая, косная форма в связи с родовыми схватками модерна… Эклектика – всё ещё ругательство и, подозреваю, будет таковым, пока не отпоют ласточки последний кишинёвский особняк. Но вряд ли исчезнет вместе с ним угроза совершенства.

Кишинёв стал городом в ХХ веке – не такой уж частный случай.Он медленно рос. Он поздний. В нём собраны лучи эпохи, которая знает о человеке не только всё, но главное.

И не случайно город раскрылся в то время, которое на скорую руку, спеша, делали смутным и тяжким, которое могло быть другим. Другим был он, город. Он и сейчас другой, и этого ему никогда не прощают. Но он всё ещё здесь.

Эти дома – мои воспитатели. Они научили меня не только благородному языку архитектурного знака, формы, которая превращается в речь, стоит только прислушаться. Они, едва проступая из невидимости, будучи в ней на большую свою половину, учат ощущать невидимое, которое во многом сродни архитектуре, как единственный настоящий дом. Проходя мимо руин или мест, с которых когда — то эти дома меня приветствовали, я по – прежнему чувствую на себе их глубокий взгляд и послушно повторяю их урок – на ходу, как тридцать лет назад. Думаю, именно у них я переняла несколько вольную шутку, от которой очень трудно удержаться. Когда – примерно раз в месяц – кто-нибудь говорит мне, что не может себе представить бесконечность, я – таки спрашиваю: «А конец ты можешь себе представить?»

Итак, Кишинёв расцвёл в конце 30-х, а в 41-м году его начали сравнивать с землёй. Начали немцы, потом это важное занятие передавалось по наследству каждой очередной здешней власти…

Кушнир, Елена. Гита Говинда (Песнь о пастухе) // Невидимое море : Сб. рассказов/ Сост. Олег Краснов. — Ch.: Metrompas, 2011. – С. 187 – 188.

0
Теги: , , , ,

Ицхок Штеркман

19.01.2018 Евреи МолдовыФ-Я  Нет комментариев

Ш Т Е Р К М А Н

ИЦХОК

(лит. псевд. И. Б. Ципойр, или И. Б. Ципор, наст. фам. Штаркман)

20 января 1888, Фалешты Бельцкого у. Бессарабской губ. — 1942, Освенцим

Драматург, эссеист и педагог. Писал на идише.

В 1892 году семья перебралась в Париж, где Ицхок получил школьное образование и окончил университет (доктор философии). Дебютировал философской эссеистикой на французском языке в 1908 году. В 1912 году поселился в Варшаве, где под влиянием И.-Л. Переца перешёл на идиш, в том же году опубликовав в местном еженедельнике «Ди идише вох» (Еврейская неделя) цикл из пятнадцати эссе под общим названием «Философские размышления». Одновременно работал учителем в еврейской школе. Писал стихи, рассказы, эссе по искусству и литературе, главным образом под псевдонимом И.-Б. Ципойр.

В 1913 году отдельной книгой в Варшаве вышла его первая пьеса «Ди шхинэ ин голес» (вдохновение в изгнании), за которой последовали драмы «Ин Бавл» (в Вавилоне, драматическая поэма в стихах), «Ба ди тойерн» (У ворот, драматическая легенда в 4-х частях с прологом, 1922), «Нахес фун киндер» (счастье в детях, 1922), «Дер лигнер» (лгун, 1922). 11 января 1933 года в нью-йоркском Еврейском Художественном Театре Мориса Шварца дебютировала драматическая поэма в 3-х актах с прологом и 5 сценами «Восстание». Сборник пьес в переводе на иврит вышел в 1922 году в Тель-Авиве.

В 1928 году возвратился в Париж, откуда переехал в Бельгию (сначала в Брюссель, затем в Антверпен), где занимался организацией сети школ И.-Л. Переца и преподавал в них. Сотрудничал в газете «Белгише блэтэр» (Бельгийские листки).

После начала Второй мировой войны Ицхок Штеркман бежал из Брюсселя в Антверпен, где был арестован и интернирован в концентрационный отборочный лагерь, откуда в 1942 году депортирован в Освенцим.

Семья

Старший брат — еврейский писатель Шмуэл Штеркман (1886, Фалешты — 4 ноября 1934, Париж), автор философской эссеистики, рассказов, в том числе книги «Дэр мешугенэр доктэр Эльдар»  (помешанный доктор Эльдар); писал также на французском языке (роман «Поверженные» под псевдонимом Сами Эжен).

1
Теги: , , ,

Рахмил Портной

15.01.2018 Л-П  Нет комментариев

П О Р Т Н О Й

РАХМИЛ МАРКОВИЧ

11 января 1908, с. Варзарешты, Кишинёвский у., Бессарабская губерния — 18 декабря 1965, Кишинёв

Драматург, литературовед, педагог, филолог и литературный критик.

После окончания Черновицкого университета работал учителем в школе. В 1945 году поселился в Кишинёве и начал работать в журнале «Октомбрие» (Октябрь).

Дебютировал одноактными пьесами «Дупэ статут» (По уставу) и «Фата ку зестре» (Девушка с приданым) в 1951 году. За ними последовали многоактные пьесы «Кынтекул Лэпушницей» (Песня Лэпушнясы, 1952), «Пэсэруйчь незбурэтоаре» (Нелетающие птички, 1957) и другие, которые ставились молдавскими театрами республики. Литературно-критические статьи Портного, посвящённые современной и классической молдавской литературе публиковались в различных периодических изданиях; отдельными книгами вышли «Ион Крянгэ» (на молд. яз. — 1955, на русск. яз. — 1957), «Андрей Лупан» (на молд. яз. — 1958, на русск. яз. — 1959), «Анализ и оценки» (Анализе ши апречиерь, 1959), «Критические отклики» (Екоурь критиче, 1963), «Критические статьи» (Артиколе критиче, 1966).

Р. М. Портной перевёл на молдавский язык пьесы «Егор Булычёв и другие» Максима Горького, «Вишнёвый сад» А. П. Чехова (1954), «Гроза» А. Н. Островского, «Мещанин во дворянстве» Мольера, а также опубликованные отдельными книгами «Повести» (1949) и «Севастопольские рассказы» (1952) Л. Н. Толстого, «Дубровский» А. С. Пушкина (с З. С. Сэпунару, 1951 и 1961), «Тихий Дон» М. А. Шолохова (1955, с А. А. Козмеску).

Р. Портной является автором учебников и хрестоматий по молдавской литературе для 9 и 10 классов средней школы, один из авторов энциклопедического издания «Молдавская советская литература» (1958) и «Очерка истории молдавской советской литературы» (1963).

Книги

1
Теги: , ,

Александр Козмеску

25.05.2017 Е-КЕвреи Молдовы  Нет комментариев

КОЗМЕСКУ

АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

24 мая 1922, Яссы — 1989, Кишинёв

Прозаик, драматург и переводчик.

Родился в интеллигентной румынско-еврейской семье: его мать, бессарабского происхождения, получила образование в Вене, отец происходил из румынского городка Питешты в валашском уезде Арджеш. Семья в ту пору проживала в бессарабском селе Ворничены (ныне Страшенского района Молдовы), но Александр и его брат-близнец Георгий родились в частной клинике в Яссах.

Детство будущего писателя прошло в Ворниченах, затем семья переехала в Кишинёв, где Александру поступил в гимназию им. А. Донича. Его брат Георгий погиб в результате несчастного случая в 1937 году. В 1938 году дебютировал стихотворениями в гимназическом журнале «Ликурич», который выходил при лицее Б.-П. Хашдеу, а через год Козмеску и сам поступил учиться в этот лицей. В гимназии Козмеску сдружился с другим будущим молдавским поэтом Анатолом Гужелом, а несколько позже — с Константином Кондрей.

После преждевременной смерти матери Александру Козмеску, сдав экзамен на бакалавриат, уехал на родину отца в Питешты, поступил на медицинский факультет Клужского университета, откуда в 1943 году был призван в румынскую армию и командирован в Кишинёв в распоряжение дислоцированного там военного госпиталя. Бабушка и дедушка по материнской линии погибли в гетто. После освобождения города советскими войсками с января по октябрь 1945 года Козмеску работал фельдшером в 3-й городской инфекционной больнице, а 17 октября был принят спецкором в газету «Тинеретул Молдовей» (Молодёжь Молдавии). Вскоре он был направлен на учёбу на Высшие журналистские курсы при ЦК ВЛКСМ и начал самостоятельно публиковаться.

В эти годы A. Козмеску дебютировал прозой в кишинёвском журнале «Октябрь», опубликовал несколько сборников прозы и драматургии в Госиздате Молдавии, многочисленные эссе и рецензии в молдавской периодике. Тогда же он занялся переводами русской классической, советской и мировой литературы на молдавский язык, постепенно выдвинувшись в качестве самого продуктивного молдавского переводчика. Так, отдельными книгами в переводах Александру Козмеску выходили произведения А. Н. Макаренко (Opere alese, 1953), Д. И. Фонвизина (Neisprăvitul, 1978), М. Ю. Лермонтова (Un erou al vremii noastre — «Герой нашего времени», 1948), А. П. Чехова, Н. В. Гоголя, В. Г. Короленко, А. И. Куприна (Opere alese, 1955), Н. А. Островского, Максима Горького (Azilul de noapte — «На дне», 1979), М. А. Шолохова (Donul Liniştit — «Тихий Дон», 1980), К. Г. Паустовского (Pagini alese, 1961), К. А. Федина, И. Г. Эренбурга («Буря», совместно с К. Кондрей, 1987), В. П. Катаева (Povestiri, 1961), В. В. Маяковского и многих других русских писателей и поэтов. В 1987 году в переводах А. А. Козмеску вышли 8 томов собрания избранных сочинений Л. Н. Толстого (Opere alese) и 3 тома собрания сочинений А. С. Пушкина (Opere alese).

A. Козмеску также переводил на молдавский язык и произведения мировой литературы («Остров сокровищ» Р. Л. Стивенсона, 1978; «Овод» Э. Л. Войнич, 1957, 1966 и 1989; «Сказки» Г. Х. Андерсена; Călăii Анри Барбюса, 1958; Vladimir din sfera salsucului Жерара де Нерваля, 1975). В переводе Козмеску с идиша вышли три романа и несколько сборников малой прозы молдавского еврейского писателя Ихила Шрайбмана.

С 1950 года Козмеску заведовал отделом литературы и искусства газеты «Тинеретул Молдовей», в 1954 году был принят в члены Союза писателей СССР. Последующие несколько десятилетий он работал в редколлегии газеты «Молдова Сочиалистэ» (Социалистическая Молдавия) и литературного журнала «Нистру» (Днестр). Награждён орденом «Знак Почёта» (1960). Умер в 1989 году и похоронен в Кишинёве на Центральном кладбище.

Ряд выполненных Козмеску переводов были в последние годы переизданы в Кишинёве и Бухаресте. В честь А. Козмеску были названы улицы в Кишинёве (бывшая Ломоносова на Малой Малине) и Унгенах. На доме писателя была вывешена мемориальная табличка, его имя носит городская библиотека в Кишинёве. Писатель был женат трижды: старшая дочь Габриэла живёт в Румынии, сын Юрий — в Израиле, младший сын Александру Козмеску-младший (род. 1985) живёт в Кишинёве, выступает в молдавской и румынской печати со стихами и эссеистикой на румынском языке.

Библиография

0
Теги: , ,