актёры прикрепленные посты

Зигмунд Могулеско

17.12.2018 Евреи МолдовыЛ-П  Нет комментариев

МОГУЛЕСКО  ЗИГМУНД

(наст. Зейлик Могилевский)

16 декабря 1858, Калараш, Оргеевский у.— 4 февраля 1914, Нью-Йорк, США

Актёр-комик, артист оперетты, режиссёр, антрепренёр, композитор; один из зачинателей еврейского театра и один из самых знаменитых актёров за всю его историю. Известен также как основатель еврейской эстрадной музыки и первый профессиональный еврейский актёр Америки. Играл на идише.

Зигмунд Могулеско родился под именем Зейлик Могилевский в бессарабском местечке Калараш Оргеевского уезда (теперь районный центр Каларашского района Республики Молдова) в 1858 году. Его отец умер когда мальчику было девять лет и мать вторично вышла замуж за кантора. Зейлика же отдали на обучение к другому местному каларашскому кантору Йосефу (Йосл) Геллеру, в хоре которого он служил певчим на протяжении последующих трёх лет на полном содержании. Условия контракта предусматривали 5 рублей за первый год, 10 рублей за второй и 15 рублей за третий год обучения.

Музыкальные способности мальчика быстро привлекли к нему внимание, он настолько быстро освоил нотную грамоту, что в хоре получил прозвище «Зэйликл дэр нотнфрэсэр» (Зейлик — поедатель нот). Когда ему не было ещё и тринадцати лет, его заметил знаменитый кишинёвский кантор Нисн Белцер (Спивак, 1824—1906), Зейлик переехал в Кишинёв и поступил к нему певчим. К этому времени он остался без матери. Теперь его годовой заработок составлял 60 рублей (плюс 12 % от доходов хора) при типичном заработке синагогального певчего в 18 рублей в год.

Через некоторое время набиравшего известность певчего пригласил к себе кантор бухарестской Большой хоральной синагоги Купер, где он выступал уже солистом. Одновременно Могилевский начал брать уроки в бухарестской консерватории, а в 1874 году был ангажирован гастролировавшей в Бухаресте французской опереточной труппой, которая сделала несколько постановок на румынском языке. В труппе он познакомился со своими погодками, будущими актёрами Лазарем Цукерманом (1850—1922), Симхой Дынманом и Мозесом Вальдом, с которыми организовал собственный хор, гастролировавший по городам Румынии под названием «Corul Izraelit» (Еврейский хор). Вместе с хором подрабатывал на свадьбах и других торжествах, некоторое время выступая даже в православной церкви.

Когда его голос начал меняться, Могилевский бросил музыку и два года работал ткачом. К 18 годам вернулся к кантору Куперу хормейстером и постепенно приобрёл известность своей небывалой способностью к имитации — голосом и пантомимой. Вместе с актёром Абой Шейнгольдом выступал на свадьбах в составе музыкального квартета. Весной 1877 года в Бухаресте гастролировала труппа основоположника современного еврейского театра Аврума Гольдфадена, организованная им за год до того в Яссах. Могилевский успешно прошёл прослушивание, настолько обратив на себя внимание Гольдфадена, что тот, основываясь на исполненной Могилевским сценке «Маменькин сынок», написал специально для молодого актёра впоследствии необычайно знаменитую оперетту «Шмендрик» (от героя которой это слово и стало вскоре нарицательным). Эта первая же роль Могилевского превратила его в центральную фигуру современного еврейского театра и по существу считается первой значительной ролью в его истории. Помимо «Шмендрика, или комической свадьбы» (Шмендрик, одэр ди комише хасэнэ, 1877), он был занят и в других водевилях Гольдфадена, среди них «Бабушка с внучкой» (Ди бобэ митн эйникл, роль внучки Удэлэ), «Интрига, или сплетница Двося» (Интригэ, одэр Двосе ди плётке-махерн, роль Двоси), уже тогда проявляя особенный интерес к комическим женским ролям. С труппой Гольдфадена он гастролировал в Галаце, играл на сцене Летнего театра в парке на Большой улице в Яссах, в знаменитой «Жигнице» (на улице Негру-Водэ) и в театре на Каля Вэкэрешть в еврейском квартале Бухареста, — центральных подмостках еврейского театра Румынии вплоть до Второй мировой войны[9]. Первую трагическую роль молодой артист сыграл в пьесе «Необитаемый остров» Августа фон Коцебу, где его партнёром по сцене был Исрул (Срулик) Гроднер (1848—1887).

Какое-то время Могилевский гастролировал с труппой Аврума Фишзона (Аврум-Олтер Фишзон, 1860—1922) в Румынии, пока Гроднер не организовал собственную труппу, в которую пригласил и Могилевского. Помимо Гроднера и Могилевского, в труппе играли Анетта Гроднер, Дувид Блюменталь, Яков (Янкл) Спиваковский (1852—1914) и другие известные актёры того времени. В 1879 году Могилевский поступил в труппу Н. Шайкевича (Шомера) в Кишинёве и уже здесь в афишах впервые появился актёрский псевдоним Зейлик Могулеско. А ещё через год, 27 марта 1880 года на сцене Мариинского театра в Одессе начались гастроли «труппы Зейлика Могулеско из Бухареста», которая в различных своих инкарнациях доминировала на одесской сцене на протяжении последующих трёх лет.

Могулеско выступал как в роли режиссёра-постановщика, так и ведущего актёра труппы. Труппа провела в Одессе весь театральный сезон 1880—1881 года, репертуар в основном составляли пьесы ясского драматурга Иосефа Латайнера «Одержимый бесом» (Дэр дыбэк, с которой театр дебютировал 27 марта), «Анчл-шистер» (Сапожник Аншл, адаптация оперетты Франца фон Зуппе «Проказы студентов»), «Ентэ Пипернутэр», «Польский богомолец», «Два Шмил-Шмелки» (Ди цвэй Шмил-Шмелкес), «Любовь Иерусалима» и другие. Выступал Могулеско и как куплетист.

Вслед за Одессой последовали длительные гастроли в Кишинёве, Николаеве и Полтаве. В конце октября того же 1881 года Могулеско вернулся в Одессу уже в составе «труппы Осипа Лернера», которая на поверку оказалась всё тем же исходным «товариществом еврейских артистов Зейлика Могулеско». Следующие два сезона (1881—1882 и 1882—1883 годов) труппа О. Лернера целиком провела в Одессе, в ней появились несколько новых актёров, среди них Хаим Тайх, Аба Шейнгольд, Мойше Зильберман и один из постоянных в будущем напарников Могулеско тоже бессарабец Мойше Финкель с женой актрисой Анеттой Шварц (Финкель). Хором поначалу управлял местный кантор Гиршнфельд (дед Исаака Дунаевского), который ранее работал у Гольдфадена. За годы в Одессе Могулеско приобрёл широкую популярность, в том числе и среди не владеющей еврейским языком публики, как мим, артист музыкальной комедии и оперетты; особенно удавались ему роли старух и женские роли вообще (кухарка Песя в «Ростовщике» Шайкевича, бобэ Яхнэ — баба Яга в «Колдунье» Гольдфадена, бобэ Ховэ — баба Ева в «Одержимом бесом» Латайнера, среди прочих).

Начав сезон 1881—1882 года в Мариинском театре — второй по величине театральной площадке города, труппа Лернера вскоре перебралась на сцену Театра ремесленников и промышленников, а «постный сезон» провела на сцене Большого театра Фаркатти. Репертуар этих лет составили всё тот же «Шмендрик» Гольдфадена и его же оперетты «Тодрес, дуй!», «Бранделе-козак» (Браночка-огонь), «Колдунья» (Ди кишефмахерн), «Суламифь» (Шуламис), «Немая невеста» (Ди штимэ калэ), «Фанатик» — вскоре превратившийся в знаменитые «Два Куни-Лемла» (Ди цвэй Куне-Лэмл(эх) — два простофили), «Подрядчик, или память Плевны» (Дэр подрячик, одэр дэр ундэнк фин Плевнэ), «Бар-Кохба, или последний час Сиона» (Могулеско в роли Папуса), а также «Ростовщик», «Каторжник» («Волк в овечьей шкуре») и «Еврейский пан» Н. М. Шайкевича (Шомера), «Раши» (Раше), «Приёмыш» и «Менахем, сын Израиля» (Менахем бен Исруэл) одесского драматурга Ш. И. Каценеленбогена (в адаптации Лернера), пьеса Осипа Лернера (1847—1907) «Клад», «Серкэлэ, или фальшивая тризна» Шлоймэ Эттингера (1800—1856) в адаптации Лернера, «Ревизор» Гоголя в адаптированном переводе Шайкевича (Могулеско в роли Хлестакова), и наконец пьеса самого Могулеско «Фальшивое чудо».

Сезон 1882—1883 года труппа вновь играла на сцене Мариинского театра и Большого театра Фаркатти (с кишинёвскими гастролями в феврале), с апреля 1883 года опять афишируемая как «труппа еврейских артистов под режиссёрством З. Могулеско». Летом того же года труппа уехала в Кишинёв, где её и застал запрет наложенный на «еврейский театр на жаргоне» в России указом товарища (заместителя) министра внутренних дел генерал-лейтенанта Оржевского от 14 сентября 1883 года. Внятные причины запрета изложены не были, но просуществовал он с небольшим перерывом вплоть до Февральской революции 1917 года.

С запретом еврейского театра в России, большинство еврейских актёров перебрались в Румынию, где к тому времени имелась довольно многочисленная, говорящая на идише публика[11]. Здесь Могулеско (вместе с компаньоном — артистом Мойше Финкелем) вновь организовал свою труппу на основе прибывших вместе с ним из Кишинёва начинающих актёров Дувида Кесслера, Зейлика Файнмана и совсем молодого Леона Бланка. Бухарестский театр Могулеско в «Жигнице» (со своим оркестром) превратил район в центр еврейской культурной жизни города. Большую часть репертуара составили водевили и оперетты; отдельные постановки осуществлялись и на румынском языке. В период разногласий со своим компаньоном Финкелем, Могулеско покинул труппу и провёл одно лето выступая с эстрадными куплетами в летнем кабарэ вместе с наспех сформированным дя этой цели квартетом. «Труппа Могулеско», без его участия, однако такого успеха уже не имела и вскоре они с Финкелем объединились вновь.

В 1886 году Могулеско посетил Нью-Йорк, где — как выяснилось — об ту пору ещё не было собственного еврейского театра, но была уже готовая к нему публика из числа недавних иммигрантов. Могулеско вернулся в Бухарест и меньше чем через год вновь появился в Нью-Йорке вместе с костяком бессарабцев — Файнманом (теперь Зигмундом Файнманом), Финкелем, Кесслером и Бланком. Здесь они тотчас воссоздали труппу Могулеско (теперь Зигмунда Могулеско) — первую профессиональную еврейскую труппу в Америке — и вскоре приобрели такую же популярность, какая сопутствовала им в Бухаресте.

Поначалу труппа Могулеско базировалась в Union Theater на нижнем Истсайде Манхэттена и к ней присоединился знаменитый в будущем, а тогда только приехавший из Лондона трагик, основатель театральной династии Яков Адлер (1855—1926). К 1889 году Могулеско основал там же, на нижнем Истсайде «Румынский Оперный Театр» (Roumanian Opera House), в основном ориентированный на музыкальную комедию и мелодраму. Вместе с тем, помимо оперетт Файнмана (таких как «Ханэлэ ди финишерн» — Ханочка-отделочница, или в русском переводе «Анна-Белошвейка», с Могулеско, Файнманом, Бертой Калиш и Дувидом Кесслером, 1899), Могулеско ставил и специально написанные для его театра музыкальные драмы И. Латайнера, как например четырёхактную историческую оперу «Юдифь и Олоферн» (Йеhудэс ун Олофернус), дебютировавшую 29 сентября 1890 года, и «Скрипку Давида» (Дувидс фидл, 1897), Залмена Либина (Исроэл Залмэн Гурвиц, 1872—1955; комедия «Лат-лат»), «профессора Гурвица» (Мойше-Ицхок hаЛейви Гурвиц, 1844—1910) — «Тиса-Эслар, или заклятье» (Тиса-Эслар, одэр фаршвэлунг о кровавом навете 1882 года в венгерском селе Тисаэслар, теперь медье Сабольч-Сатмар-Берег), а также Нохым-Меер Шайкевича (Шомера, 1849—1905) — например «Амман-второй, или комический властелин» (hомэн дэр цвэйтэр, одэр дэр комишер hэршер, 1896), для которых сам сочинял музыку. Под влиянием Могулеско и Адлера занялся драматургией и Яков Гордин (1853—1909). Могулеско сыграл в поставленных Кесслером в театре Thalia пьесах Гордина «Сафо» (1899, с Бертой Калиш, Диной Файнман и Кесслером) и «Неизвестный» (Дэр умбакантэр, с Леоном Бланком и Кени Липцин, 1905).

В последующие годы он также написал музыку к пьесам Гольдфадена «Бен-Ами, или сын моего народа» (Бен-Ами, одэр зун фун майн фолк, 1907), Латайнера «Еврейское сердце» (Дос идише hарц, 1908), Аншл Шора «Первая любовь» (Ди эрштэ либэ, 1909), поставленным в театре Thalia. Ряд песен и композиций, первоначально написанных для этих постановок, вскоре приобрели собственную жизнь, положив начало современной еврейской эстраде. Только с 1895 года на них стало распространяться авторское право (копирайт), тогда как многие сочинённые ранее песни распространялись свободно и превратились в народные ещё при жизни автора. Самой известной из сочинённых им песен стала «Хусн-калэ, мазлтов!» (Поздравляем молодожёнов) из оперетты «Цветок» (Блимэлэ), широко исполняемая по сей день. Могулеско и сам зачастую выступал с бенефисами и программами еврейских песен собственного сочинения на подмостках различных еврейских театров, быстро застроивших Вторую авеню.

В середине 1890-х годов Файнман с Кесслером отделились и создали собственную труппу Thalia Theatre, Мойше Финкель основал National Theater, специально для которого привёз в Нью-Йорк знаменитого впоследствии Бориса Томашевского. В 1898 году Могулеско выступал в созданном Финкелем еврейском театре на Арч стрит в Филадельфии (The Arch Street Theater). Файнман однако продолжал писать как для собственной труппы, так и для Румынского оперного театра, где иногда играл вместе со своей женой актрисой Диной (Дайнэ) Файнман. После отделения, а затем и отъезда Файнманов в Лондон в 1906 году, Могулеско вынужденно начал писать оперетты для своей труппы сам. Так появились «Киндэр, киндэр» (Дети, дети, 1903), «Дос пэкэлэ» (Баул, 1904), «Ди шейнэ Мирьом» (Красавица Мария, 1906), «Блимэлэ» (Блюмочка, или цветок, 1909), «Хусн-калэ» (Молодожёны, 1909).

После продолжительных гастролей в Лондоне и Галиции, в июне 1906 года Могулеско с триумфом вернулся в Бухарест с новыми постановками пьес Шомера (Шайкевича) «Эмигрантн» (Эмигранты), Якова Гордина «Дэр умбакантэр» (Неизвестный), Корнблата «Екл-балтаксэ» (Фининспектор Екл) и «Дос гройсэ глик» (Большое счастье), Эрнеста Йоселовича «Голем». После многолетнего перерыва труппа вновь расположилась в «Жигнице», теперь именуемой «Театр Лейблиха».

По возвращении в Нью-Йорк в 1908 году был режиссёром и играл в Thalia Theatre Кесслера («Еврейское сердце» — Дос идише hарц Латайнера с музыкой Могулеско, дебют — 9 октября 1909 года), в следующем году — в Национальном театре (National Theater, теперь — после трагической смерти Мойше Финкеля — под руководством уже знаменитого Бориса Томашевского, 1858—1939). Сыграл роль Тойвэ Авьойни — верного товарища еврейского эпикурейца I столетия н. э. Элише бен Абуйя в одноимённой пьесе Якова Гордина «Элиша, сын Абуйи», возрождённой Яковом Адлером в 1911 году. В эти годы Могулеско страдал раком горла и играть, а особенно петь, ему становилось всё труднее.

Могулеско умер в Нью-Йорке в 1914 году. Некролог, опубликованный в газете Нью-Йорк Таймс заканчивался словами: «Никогда ещё не приходилось видеть среди англоязычной публики столько сожаления о смерти еврейского актёра, целиком посвятившего жизнь своей профессии».

Сын З. Могулеско и актрисы Амалии Финкельштейн — Джулиус Могулеско (1883—1927) — тоже стал актёром еврейского театра, а впоследствии врачом-фтизиатром, биохимиком и бактериологом (после 1920 года под именем Julius L. Mortimer) в Денвере и Нью-Йорке. Дочери Могулеско — Бесси (Bessie Mogulesko, 1885—1968) и Элизабет (Лиза, Elizabeth Mogulesko, 1879—?) также выступали в театре. Сын последней — инженер-изобретатель и химик Карл Фичандлер (Carl Fichandler), автор «The Dictionary of Science» (с Sol Holt, издательство MacFadden-Bartell, 1964).

Зигмунд Могулеско послужил прототипом образа актёра Лео Рафалеско (Лейбла, сына голенештского богача Бени Рафаловича) в самом известном романе Шолом-Алейхема «Блуждающие звёзды», написанном ещё при жизни артиста. Действие романа соответственно тоже начинается в Бессарабии (местечко Голенешты — теперь Олонешты) и оканчивается в Нью-Йоркe, охватывая всю театральную географию между ними. Упоминаются в романе и реальные пьесы из репертуара Могулеско, напр. «Брандэлэ-Козак», «Шмендрик», «Два Куни-Лемла», «Бар-Кохба» А. Гольдфадена, «Скрипка Давида» Латайнера, «Уриэль Акоста» К. Гуцкова (в переводе Осипа Лернера) и другие. По роману в 1991 году был поставлен одноимённый художественный фильм совместного российско-украинского производства (роль Рафалеско сыграл Валерий Смецкой). В более ранней картине, как и в использованном сценарии Исаака Бабеля (журнал «Кино-печать», Москва, 1926), основанного на образе Зигмунда Могулеско персонажа зовут Лёва Раткович.

1
Теги: , , , , ,

Похожие записи

Фрейда Ойшер

12.10.2018 Евреи МолдовыЛ-П  Нет комментариев

ОЙШЕР

ФРЕЙДА ЗЕЙЛИКОВНА

13 октября 1913, Липканы, Хотинского у.  — 5 января 2004, Нью-Йорк

Звезда американского театра на идише 1920-1930-х годов.

Фрэйдэлэ Ойшер родилась в бессарабском местечке Липканы (теперь Бричанского района Молдовы) в семье кантора Зейлика Ойшера. Так как её отец вскоре уехал в Монреаль, воспитывалась в доме деда по материнской линии — липканского столяра Мэхла (семья отца происходила из уездного местечка Хотин). Летом 1921 года вместе с матерью и старшим братом Мойше уехала к отцу в Монреаль, а через два года в Нью-Йорк и ещё через некоторое время в Филадельфию, где отец получил должность кантора. Рано начала работать продавщицей прецелей в Филадельфии. С 13 лет Фрэйдэлэ начала играть в еврейском театре на идише в Нью-Йорке, куда она переехала вслед за братом, — сначала в районе Бруклинского моста, потом — на Второй авеню манхэттенского нижнего Истсайда.

Фрэйдэлэ стала настолько популярна в подростковых ролях, что уже в конце 1920-х годов специально для неё были написаны и поставлены мюзиклы «Маленькая принцесса» (Little Princess), «Золотая девочка» (The Golden Girl), «Свадьба Фрэйдэлэ» (Fraydele’s Wedding), «Хелемский кантор» (The Cantor of Chelm). По мере взросления она стала играть и в более традиционном репертуаре еврейских театров того времени. Самой известной ролью Фрэйдэлэ Ойшер стал классический персонаж еврейского театра — переодевшаяся ешиботником девочка-подросток. В кино подобной же ролью много лет спустя прославилась Барбара Страйзанд в кинокартине «Ентл» (Yentl, 1983) по рассказу Ицхока Башевиса-Зингера «Ентл дэр ешивэ-бухэр» (Ента-ешиботник).

Помимо работы в театре, в исполнении Фрэйдэлэ Ойшер вышли грампластинки народных песен, театральных шлягеров и литургических композиций. Она одной из первых начала выступать в реформистских синагогах с программой канторских композиций, традиционно рассчитанных на мужское исполнение, задолго до появления на конфессиональной сцене женщин-канторов. Её выступления на нью-йоркском радио WLTH уже в конце 1930-х годов проходили под именем «Фрэйдэлэ ди хазнтэ» (Канторша Фрэйдэлэ).

Семья:

  • Старший брат Фрэйдэлэ Ойшер — звезда американского кинематографа на идише 1930-1940-х годов Мойше Ойшер.
  • Муж Фрэйдэлэ Ойшер — Арн, или Гарольд, Штернберг (Harold Sternberg, 1909—1998) — сын липканского кантора-баса Йосл Штернберга (в чьём хоре начинал певческую карьеру Мойше Ойшер) — актёр театра на идише, в 1930-х годах выступал в бродвейских шоу Дж. Гершвина и на протяжении 40 лет (c 1937 года) в нью-йоркской «Метрополитен Опера» (Metropolitan Opera) как оперный бас (basso profondo) и музыкальный руководитель хора.
  • Дочь Фрэйдэлэ Ойшер — Мэрилин Майклс (Marilyn Michaels; pод. 1943) — нью-йоркская комедиантка (stand-up comedienne) и имперсонатор.
0
Теги: , ,

Похожие записи

Илья Олейников

16.07.2017 Евреи МолдовыЛ-П  Нет комментариев

О Л Е Й Н И К О В

ИЛЬЯ ЛЬВОВИЧ

(наст.фам. Клявер)

10 июля 1947, Кишинёв — 11 ноября 2012, Санкт-Петербург

Эстрадный актёр комического жанра и телеведущий, лауреат «ТЭФИ» (1996), Народный артист Российской Федерации (2001).

Родился в семье шорника Льва (Лейба) Нафтуловича Клявера (1908—?) и домохозяйки Клары (Хаи) Борисовны Клявер (урождённая Пресель, 1910—1988), младшим из двух детей (у Ильи Олейникова есть старшая сестра); вырос на Магале — ремесленном районе города. Семья жила бедно, в маленьком домике из двух комнатёнок и кухоньки, в котором кроме семьи Ильи жил дядя Аркадий (брат отца) с семьёй, а также дедушка с бабушкой (родители отца). Отец Ильи был участником Великой Отечественной войны (воинское звание — старший сержант, служил в артиллерии). Илья учился в вечерней школе (с композитором Яном Райбургом, с которым позже работал в «Фортине»). В 1965—1969 годах учился в Московском государственном училище циркового и эстрадного искусства, до поступления в которое недолго работал в кишинёвском народном театре (где так и не сыграл ни одной роли), а после — в кукольном театре Кишинёва учеником кукловода, сыграв нескольких персонажей. Творческую деятельность, как артист эстрады, начал в эстрадном ансамбле «Фортина» (под управлением Олега Мильштейна) при кишинёвском городском Доме молодёжи. В своей автобиографической книге «Жизнь как песТня или Всё через Жё» (2007 г.) Илья Олейников рассказал, что после демобилизации из армии он начинал свою творческую карьеру в кишинёвском эстрадном ансамбле «Зымбет» («Улыбка»). В 1969—1971 годах проходил срочную службу в рядах Советской Армии, в Московской области, где около года с лишним служил в военном ансамбле Кантемировской танковой дивизии, о чём на память в его военном билете осталась запись относительно воинского звания — «ефрейторконфенрансье» (именно так — без «пробела» или тире). Работал артистом в Москонцерте, а с 1974 по 1990 годы — в Ленконцерте, в качестве артиста разговорного жанра, где исполнял монологи и скетчи известных советских эстрадных драматургов Семёна Альтова, Михаила Мишина, Марьяна Беленького, и др. В этот период побывал в нескольких загранпоездках, в частности — в Афганистане (во время советско-афганской войны, где от товарищей-артистов получил шуточное прозвище «герой Афганистана»), в Венгрии. Уже в 1990-х гг., во время съёмок «заграничного» выпуска передачи «Городок», вместе с Юрием Стояновым побывал в Израиле. Работал в дуэте «Казаков и Олейников» (первоначально «Клявер и Казаков») с артистом Романом Казаковым, который был не только его сценическим партнёром, но и лучшим другом. Взял сценический псевдоним «Олейников» (фамилия жены Ирины Олейниковой) после того, как дуэт начал сотрудничать с Владимиром Винокуром , по совету последнего. В 1977 году вместе со своим партнёром по сцене Романом Казаковым становится лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Больше всего их дуэт прославился эстрадным номером, коронной фразой которого были слова, произносимые (с непередаваемой интонацией) Романом Казаковым — «Вопрос, конечно, интересный!». После смерти Казакова (1986) выступал с Сергеем Стремлянским, Алексеевым, а с 1990 года — с дуэтом Н. И. Дуксина и В. Н. Агафонникова (программа «Смех и шок»). Начиная с 1968 года снимался в кино. Кинокарьера Ильи Олейникова началась с маленькой роли в фильме «Трембита», на съёмки которого его, во время студенческих каникул, взял с собой Евгений Весник, сам исполнивший в этом фильме одну из главных ролей.

В июле 2012 года у Олейникова был обнаружен рак лёгких, актёр прошёл курс химиотерапии. Умер в 4 часа утра 11 ноября 2012 года на 66-м году жизни в клинической больнице № 122 им. Л. Г. Соколова. Илья Олейников похоронен на Казанском кладбище города Пушкина.

Личная жизнь

  • Жена — Ирина Викторовна Клявер (1950) (урождённая Олейникова), бывшая певица, кандидат химических наук, до неё было два «фиктивных» брака, чтобы прописаться в Москве.
  • Сын — Денис Клявер, певец и солист группы «Чай вдвоём».
  • Внуки — Тимофей, Эвелина, Даниэль.

Интересный факт

  • Родился в один день со своим партнёром по «Городку» Юрием Стояновым — 10 июля, но на 10 лет раньше.
1
Теги: ,

Похожие записи

Светлана Тома

25.05.2017 Евреи МолдовыР-У  Нет комментариев

ТОМА

СВЕТЛАНА АНДРЕЕВНА

(наст. фам. Фомичёва)

род. 24 мая 1947, Кишинёв

Актриса.

(Артистический псевдоним Тома обычно произносится с ударением на первом слоге. Сама актриса, однако, указывает, что исходно Тома́ (с ударением на втором слоге) была фамилией её прабабушки по материнской линии, французского происхождения).

Отец — Андрей Васильевич Фомичёв (родом из деревни Сомовка Добринского района Липецкой области) — был председателем колхоза «Правда» в Бельцком районе МССР. Мать — Идес Сауловна Сухая (?—1987) — в 1930-е годы была участницей коммунистического подполья (связной) в Бессарабии; вместе с сёстрами Бертой, Сарой, Ревеккой, Адой и Анной она держала в подвале своего дома склад запрещённой литературы. Родители познакомились во время учёбы отца в Кишинёвском сельскохозяйственном институте, где мать работала секретарём.

Светлана Тома окончила актёрский факультет — целевой курс ЛГИТМика. Диплом — Кишиневский институт искусств им. Музическу. Снималась во многих фильмах молдавского, в дальнейшем российского режиссёра Эмиля Лотяну. Известные фильмы — «Красные поляны» (1965), «Лаутары» (1972), «Табор уходит в небо» (1976) (роль цыганки Рады), «Анна Павлова» (1983).  Снималась у других известных режиссёров: В. Я. Венгеров — «Живой труп» (1969), Я.Фрид — «Благочестивая Марта» (1982), П.Чухрай — «Люди в океане» (1979), В.Басов — «Семь криков в океане» (1981), В. Ахадов — «Семейные дела Гаюровых» (1974), Р. Ибрагимбеков — «Соло для баритона с оркестром» (1977) и др.

В 1999 году вместе с другими артистами приняла участие в проекте Виктора Мережко и композитора Евгения Бедненко «Поют звёзды театра и кино», где выступила как исполнительница песен ретро. Итогом проекта стали концерты и компакт-диск, выпущенный в США и на «Радио МПС».

Участвует в спектакле «Заложники любви» (антреприза, драм. Наталья Демчик, реж. Геннадий Шапошников, продюсерский центр «Руссарт»).

Фильмография

 

1
Теги:

Похожие записи

Фаина великолепная

27.08.2016 Блог  Нет комментариев

img_3c076882ca5d0159fb98780422604150_2_1400x1100Я верю в Бога, который есть в каждом человеке.

Когда я совершаю хороший поступок, я думаю, это дело рук Божьих.

Фаина Раневская

27 августа исполняются 120 лет со дня рождения Фаины РАНЕВСКОЙ  (урожд. Фанни Гиршевны Фельдман). Её называют  «одной из величайших актрис XX века» и «королевой второго плана».

Предлагаем вашему вниманию несколько фактов из жизни Фаины Раневской.

  • Театр Фаина полюбила еще в детстве. Первым впечатлившим ее представлением был спектакль Чехова «Вишневый сад», откуда она и взяла впоследствии псевдоним Раневская. Хотя, как рассказывает сама актриса, это была довольно странная история – она возвращалась домой с очередного спектакля, а из ее сумочки вылетели деньги. «Красиво летят», – заметила женщина, на что случайный прохожий ответил ей: «Вы совсем как Раневская!». Близкие и друзья обращались к Раневской не иначе как Фуфа Великолепная.

2

  • Пятилетняя Фанечка очень хотела обзавестись медалью за спасение утопающих, такой же, какая была у дворника. Она представляла себе, как вытаскивает из моря добродушного старика-полицмейстера и получает заветную награду. С возрастом на смену тщеславию придет самоирония. Раневская хранила свои награды, ордена («Знак Почета», два ордена Трудового Красного Знамени, орден Ленина) и медали в коробке, на которой собственноручно нацарапала «Похоронные принадлежности».

e773e94c44292a8f6baf02268dce9c79

  • В семье к увлечению будущей великой актрисы относились весьма снисходительно, не предавая большого значения этому «хобби». Однако когда Фаина заявила о своем желании серьезно заниматься театром, это вызвало у семьи настоящий шок. Девушке пришлось полностью порвать связи с семьей.

3

  • Несмотря на рвение Раневской, поначалу ее ждали крупные неудачи. Она никуда не смогла поступить как неспособная к актерскому мастерству. Она с трудом попала в частную школу, из которой потом и вылетела, не имея средств ее оплачивать. Актерская карьера актрисы тоже начиналась далеко не блестяще: в одном рекомендательном письме, подписанном антрепренером Соколовским, говорилось, что Фаина Раневская абсолютный бездарь и все роли свои она играет одинаково.

4

  • Несмотря на свою сногсшибательную актерскую карьеру и мировое признание, Фаина Раневская так и не стала ни женой, ни матерью. О своей первой любви Раневская рассказывает шутя: «Попала я в провинциальную группу и влюбилась, как кошка, в главного красавца. Как-то он заявил, что придет ко мне. Я купила вина и фруктов, напудрилась и ждала его. А он завалился пьяный в обнимку с какой-то красоткой и попросил меня погулять часок-другой… Это была моя первая и последняя любовь». Гениальная актриса считала, что ее личную жизнь испортили несуразная внешность и полная преданность карьере.

5

  • Раневскую часто просили написать автобиографию, мемуары. Она всегда отказывалась, объясняя это тем, что не знает как писать о себе: хорошо или плохо, много или мало. Но однажды она сказала очень занимательную вещь: «Если бы я писала о себе книгу, это была бы жалобная книга. И в ней была бы одна строка: Судьба – шлюха».

6

  •  Фаина всегда была самокритичной, ей принадлежит известное высказывание: «Талант — это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности».

14fab359dd77

  • Однажды, когда Фаина Георгиевна работала в Театре имени Моссовета, к ней обратился парторг театра с предложением вступить в партию. «Ой, что вы, голубчик! Я не могу: я кричу во сне!» — воскликнула Раневская.

Faina_Ranevskaya

  • Раневская переживала трагическую смерть Соломона Михоэлса, их связывала искренняя дружба. В своих воспоминаниях актриса описывает один диалог, в котором с присущим только ей юмором она сказала Михоэлсу: «Есть люди, в которых живет Бог, есть люди, в которых живет дьявол, а есть люди, в которых живут только глисты. В Вас живёт Бог!». На что режиссёр ответил: «Если во мне живёт Бог, то Он в меня сослан».

422841750

  • Фаина Георгиевна была ангелом-хранителем не только Анны Ахматовой (актриса ухаживала за поэтессой, когда та болела тифом, и хранила папку со стихами, которую Анна Андреевна больше никому не могла доверить), но и начинающего актера Владимира Высоцкого, который все ждал, но так и не получал хороших ролей в московском театре имени Пушкина. Однажды Высоцкий запил, да так, что не появлялся на рабочем месте несколько недель. Его не уволили только благодаря заступничеству Раневской.

33dd95ffea91239efb5fc50c44c0f225bc5f6c181041387

  • Фаина Раневская и Любовь Орлова дружили, однако дружба не мешала Фаине отпускать колкости. «Шкаф Любови Петровны Орловой так забит нарядами, — говорила Раневская, — что моль, живущая в нем, никак не может научиться летать!»

0_93f81_86efed8e_XXXL

Предлагаем почитать:

  • Щеглов Д. Раневская: Вся жизнь. — М.: Издательство Захаров, 2005.
  • Щеглов Д. Судьба — шлюха — М.: Астрель: АСТ, 2008. — 223 с.
  • Щеглов Д. Фаина Раневская. Монолог. — М.: Олимп, Русич, 1998.
0
Теги: ,

Похожие записи