Жить чтобы помнить… Помнить, чтобы жить

27.01.2016 Блог  Нет комментариев

holocaust1

27 ianuarie
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА
ZIUA INTERNAȚIONALĂ A COMEMORĂRII VICTIMELOR HOLOCAUSTULUI

2
Теги: ,

Писатель, человек, гражданин…

26.01.2016 Блог  Нет комментариев

1282«Я выжил – не потому, что был сильнее или прозорливее, а потому, что бывают времена, когда судьба человека напоминает не разыгранную по всем правилам шахматную партию, но лотерею». И.Эренбург

26 января исполняются 125 лет со дня рождения писателя Ильи ЭРЕНБУРГА.

Личное дело

Илья Григорьевич Эренбург (1891—1967) родился в Киеве в зажиточной еврейской семье. В 1895 году семья переехала в Москву. Учился в 1-й Московской гимназии, участвовал в подпольной революционной организации. В январе 1908 года был арестован. Выйдя под залог, в декабре того же года бежал в Париж, где отошел от политики и занялся литературным трудом.[далее]

Так ждать, чтоб даже память вымерла,

Чтоб стал непроходимым день,

Чтоб умирать при милом имени

И догонять чужую тень,

Чтоб не довериться и зеркалу,

Чтоб от подушки утаить,

Чтоб свет своей любви и верности

Зарыть, запрятать, затемнить,

Чтоб пальцы невзначай не хрустнули,

Чтоб вздох и тот зажать в руке.

Так ждать, чтоб, мёртвый, он почувствовал

Горячий ветер на щеке.

1912

Мне никто не скажет за уроком «слушай»,

Мне никто не скажет за обедом «кушай»,

И никто не назовёт меня Илюшей,

И никто не сможет приласкать,

Как ласкала маленького мать.

1912

 Они накинулись, неистовы,

Могильным холодом грозя,

Но есть такое слово «выстоять»,

Когда и выстоять нельзя,

И есть душа — она всё вытерпит,

И есть земля — она одна,

Большая, добрая, сердитая,

Как кровь, тепла и солона.

1942

Она была в линялой гимнастерке,

И ноги были до крови натерты.

Она пришла и постучалась в дом.

Открыла мать. Был стол накрыт к обеду.

«Твой сын служил со мной в полку одном,

И я пришла. Меня зовут Победа».

Был черный хлеб белее белых дней,

И слезы были соли солоней.

Все сто столиц кричали вдалеке,

В ладоши хлопали и танцевали.

И только в тихом русском городке

Две женщины как мертвые молчали.

1945

Когда зима, берясь за дело,

Земли увечья, рвань и гной

Вдруг прикрывает очень белой

Непогрешимой пеленой,

Мы радуемся, как обновке,

Нам, простофилям, невдомёк,

Что это старые уловки,

Что снег на боковую лёг,

Что спишут первые метели

Не только упразднённый лист,

Но всё, чем жили мы в апреле,

Чему восторженно клялись.

Хитро придумано, признаться,

Чтоб хорошо сучилась нить,

Поспешной сменой декораций

Глаза от мыслей отучить.

[1964-1966]

В нашей библиотеке вы сможете прочитать

  • ЖИЗНЬ И ГИБЕЛЬ НИКОЛАЯ КУРБОВА. Любовь Жанны Ней. : Романы/ Эренбург Илья. -М.: «Текст», 2002. -491 с.
  • ПАДЕНИЕ ПАРИЖА : Роман/ Эренбург Илья. -М.: Художественная литература, 1959. -494 с.
  • СТИХОТВОРЕНИЯ/ Эренбург Илья. -Л.: Советский писатель, 1977. -478 с.: портр. -(«Библиотека поэта»).
  • ФРАНЦУЗСКИЕ ТЕТРАДИ. Заметки и переводы/ Илья Эренбург . -М.: Советский писатель, 1959. -220 с.
  • Быков, Д. Советская литература. Краткий курс/ Дмитрий Быков. -М.: ПРОЗАиК, 2013. -412 с.
  • Воспоминания об Илье Эренбурге : Сборник. -М.: Советский писатель, 1975. -295 с.: ил.
  • Гладков, А. Поздние вечера : Воспоминания, статьи, заметки/ Александр Гладков. -М.: Сов. писатель, 1986. -336 с.
  • Советские евреи пишут Илье Эренбургу 1943-1966. -Иерусалим, 1993. -539 с.
  • Трифонова Т. Илья Эренбург : Критико-биографический очерк. -М.: Художественная литература, 1952. -224 с.
  • Рубашкин А. Публицистика Ильи Эренбурга против войны и фашизма. -М.; Л.: Советский писатель, 1965. -377 с.
  • Рубашкин, Александр. Илья Эренбург : Путь писателя/ Александр Рубашкин. -М.: Советский писатель, 1990. -527 с: ил
  • Сарнов, Бенедикт. Случай Эренбурга. -М.: Дом еврейской книги, 2004. -430 с.

ПРИХОДИТЕ В БИБЛИОТЕКУ И НАСЛАДИТЕСЬ ЧТЕНИЕМ!

1
Теги: ,

Ихил Шрайбман

24.01.2016 Блог  2 комментария

шрайбман

И Х И Л   Ш Р А Й Б М А Н

 (1913  —  2005)

  Писатель.

МОЙ ЮНЫЙ ПРОСПЕКТ

Проспект Молодёжи – так называется новая широкая улица на которой я живу… Кишинёв тогда, через несколько лет после войны, едва-едва начал приходить в себя. Новых улиц ещё не прокладывали. Было достаточно старых, чтобы их чинить. Город вышел из войны на три четверти разрушенным. Я встречал Давида [Ветрова] каждый вечер, не спеша прогуливающимся по проспекту Ленина. На каждом углу он чуть-чуть останавливался, поворачивал голову, обводил боковые улицы взглядом… И когда я поворачивал голову вслед за ним, я видел новую крышу, кусок отремонтированного тротуара, бело-новое окно в какой-нибудь стене. Он любил остановиться в конце квартала, и почуять его любимый запах цветущей липы.

-Чуешь? – говорил он. – Чуешь аромат Кишинёва?…

Почему тебя нет теперь, друг мой? …Сквозь очки ты бы щурил глаза на новый асфальтированный мост через некогда зловонную речушку Бык, на десятки жилых блоков, далеко – далеко, в новом микрорайоне – Рышкановке, там, где раньше был пустырь… Мы шагали бы посреди проспекта… Деревца на новом моём проспекте совсем юные. Но ты бы вдохнул бы в себя их грядущий запах цветения, их рост.

— Чуешь? – сказал бы ты. – Чуешь аромат Кишинёва?

Конечно, Давид. Чую твою любовь. Я теперь понимаю её и больше ей не завидую – она теперь и моя любовь.

Мой юный проспект// Шрайбман И. Рашковские рассказы. – К.: Картя молдовеняскэ, 1972. – С. 160 – 162.

prospekt-molodeji

 

1

Efim Ciuntu

24.01.2016 Блог  Нет комментариев

60v

Efim CIUNTU

Crimerman

n. 1932.

ULTIMUL TRAMVAI

Muz. D.Gheorghiță

Tramvaiul nu mai sună de departe

Și parcă nu-i ceva-n orașul meu,

S-a dus din tinerețea mea o parte

Cu ultimul tramvai din Chișinău…

 

Acest tramvai la colț avea oprire,

Cu el întîi la școală m-am pornit,

El m-a adus la prima întîlnire

Și m-a întors pe viață-ndrăgostit.

 

Cu acest tramvai în haină militară,

Eu am plecat să-nving ori ca să mor…

Și din Europa, noaptea, de la gară

El m-a adus acasă-nvingător.

 

Azi lunecă pe străzile-asfaltate

Mașinile orașului meu nou,

Noi ne grăbim spre țărmuri minunate,

S-a dus pe veci tramvaiul în depou…

 

Iar viața chiamă, chiamă mai departe

Și de tramvai n-ai cînd să-ți pară rău…

S-a dus din tinerețea mea o parte

Cu ultimul tramvai din Chișinău.

 

ULTIMUL TRAMVAI. Versuri E.Ciuntu (Crimerman); muz. Dumitru Gheorghiță. // Gheorghiță D. Sărbătoreasca. Ch., 1977, p. 109.

0

Albert Einstein

24.01.2016 Блог  Нет комментариев

Albert Einstein in 1946. Portrait by photographer Fred Stein (1909-1967) who emigrated 1933 from Nazi Germany to France and finally to the USA.

ALBERT EINSTEIN

Suntem asemeni unui copil care intră într-o bibliotecă uriaşă, cu pereţii acoperiţi până în tavan de cărţi scrise în multe limbi diferite.

Niciodată să nu priveşti studiul ca pe o datorie, ci ca pe un prilej demn de invidiat care te învaţă ce înseamnă influenţa eliberatoare a frumuseţii pe tărâmul spiritului, pentru bucuria ta personală şi beneficiul comunităţii căreia ve aparţine munca ta de mai târziu.

Vedeţi dumneavoastră, telegraful e un fel de pisică foarte, foarte lungă. O tragi de coadă la New York şi capul ei miaună la Los Angeles. Aţi priceput? Şi radioul funcţionează exact la fel: trimiţi semnale de aici, iar ei le primesc dincolo. Singura diferenţă e că nu există nici o pisică.

Măsura inteligenţei este capacitatea de a schimba.

Un edificiu multiform – acesta este templul ştiinţei.

Cel ce spune că e imposibil nu ar trebui să-l împiedice pe cel ce nu crede aşa ceva.

Totul este dinainte stabilit, începutul ca şi sfârşitul, prin forţe asupra cărora nu avem nicio putere. Este prestabilit pentru o insectă, la fel ca pentru o stea. Fiinţele umane, plantele sau praful, noi toţi dansăm după o melodie tainică, pe care o fredonează un cântăreţ nevăzut din îndepărtatul Univers.

Nu vă faceţi griji cu dificultăţile voastre la matematică. Vă asigur că ale mele sunt chiar mai mari!

Dacă teoria mea se va dovedi corectă, Germania va susţine că sunt german, iar Franţa mă va declara cetăţean al lumii. Dacă teoria mea se va dovedi falsă, Franţa va spune că sunt german, iar Germania mă va declara evreu.

Emoţia cea mai magnifică şi mai profundă pe care o putem încerca este simţământul mistic. Acolo se găseşte germenele oricărei ştiinţe autentice… Cel căruia această emoţie îi este străină, care nu mai ştie să se lase atins de admiraţie sau tulburat de extaz, este un om mort!

Fidelitatea forţată e un fruct amar pentru toţi cei implicaţi.

Serviciul militar obligatoriu mi se pare cel mai dezonorant simptom al precarităţii demnităţii personale, de care suferă astăzi lumea civilizată.

Ar trebui să ne ferim să facem din intelect zeul nostru; are într-adevăr muşchi puternici, dar n-are personalitate.

0