Юлиан Аранов

22.07.2016 Блог  Нет комментариев

iulian_aranov_01

Ю Л И А Н  А Р А Н О В

 р.1952

Переводчик и издатель

 

У талантливых родителей должны быть талантливые дети. Отец Юлиана – Шико Аранов – легендарная личность. В 50-ых годах прошлого столетия он создал один из первых в Союзе джазовых коллективов Букурия, который прогремел по всему миру. К сожалению, в нашей стране, особенно сейчас, никого или почти никого не интересует прекрасное культурное наследие. Мы стали забывать то хорошее, гениальное, что было создано, а создать что-то новое, интересное почему-то не получается. Получается, но у тех, кто из Молдавии, уезжает. Интересный феномен, не так ли…

Итак, Юлиан Аранов. Удивительный человек, глубоко изучающий культуру и философию Востока, исследователь и  практик суфизма, переводчик и издатель великих суфийских авторов, путешественник и великолепный рассказчик. Много лет находясь заграницей, Юлиан недавно проездом посетил Кишинев. И мой первый вопрос будет посвящен нашему родному городу…

У меня всегда было необыкновенное ощущение Кишинева. Какой-то город особенный, с особенными людьми.  Над ним что-то витает таинственное. Какое-то мистическое место.

— Я тоже так думаю и разделяю ваши чувства. Кишинев всегда был перекрестком культур. Здесь всегда было много разных национальностей. Евреи, которые вернулись после войны в Молдавию из Румынии и Европы, русские из различных регионов России, украинцы, болгары, поляки, гагаузы, местные молдаване…

Например, мой отец жил в Румынии и вернулся в Кишинев после того, как Молдавия была присоединена к СССР. Тогда в течении какого-то времени, все, кто хотел вернуться в Бессарабию, могли сделать это беспрепятственно и наоборот, кто хотел уехать в Румынию из Бессарабии, сделали это. Таким образом, произошел обмен населения, создался удивительный симбиоз.

 Я недавно узнал, что в Кишиневе когда-то была сформирована всемирно известная школа математиков.

— Интересно. Математику тоже можно причислить к эзотерическим наукам, по-другому ее понять не возможно…

— Совершенно верно. Видимо, именно эта культурная атмосфера, которая сложилась на тот момент в Кишиневе, благоприятствовала развитию абстрактного мышления. Но, все эти математики, которые здесь были, уехали.

Какие были люди в 70-ых годах рядом с вами?

— Это было веселое время, очень хорошее… В Кишиневе всегда был круг людей, интересующихся философскими вопросами. В этой связи я хочу вспомнить Гену Зингера, которому я очень обязан. Это был удивительный человек. Пол года он проводил в сумасшедшем доме, а другую половину года в библиотеке имени Крупской. У него были энциклопедические знания. Он великолепно разбирался в греческой, немецкой философии, и знал вообще все на свете. Он был вдохновителем очень многих людей. Жил в нижней части города, в сарае. Зимой ходил в калошах на босу ногу, а летом просто босиком, подобно греческому стоику. За ним все время ходила толпа людей, внимая каждому его слову. Тогда не было понятия «ученики» — просто слушатели. Он мог устроить диспуты где угодно: в библиотеке, на улице… Основная тема – деньги — грязь.

В Кишиневе всегда было много удивительных людей. Был еще один интересный человек, изобретатель, ученый, который верил, что каждый может достичь биологического бессмертия, при этом он был уже больной и старый, обвешанный всякими трубками, но с очень логичной , научной теории о бессмертии… Был еще такой Виктор Панэ, поэт, писатель. Сейчас он живет в Израиле, издается. Когда у него в 70-ом году был обыск, нашли массу запрещенной литературы в самиздате.

Тогда только в таком виде, напечатанном на машинке, через копирку до нас доходили запрещенные книги. Я первый тогда привез из Москвы переведенные книги  Гурджиева, Успенского, Кришнамурти… У Виктора забрали 4 тома Доктора Николя – это ученик Гурджиева. Вызвали Витю в КГБ и попросили объяснить, что за ерунда здесь такая написана: «Человек – машина»… А там ничего нет антисоветского, прицепиться не к чему и Витю пришлось отпустить. Но на прощанье,  заботливые КГБэшники  порекомендовали больше такого не читать, дабы не попасть в другое заведение – сумасшедший дом. Такое впечатление, что все эти люди жили в каком-то другом мире, но за ними всегда вели наблюдение агенты КГБ.

— Получается, наша земля рождает необычных, неординарных людей, а сохранить их здесь не может. Все уезжают.

— Да, как колыбель мысли… К сожалению, так оно и есть. Рождаются здесь и уезжают.

 Я сейчас смотрю на Молдавию, как человек, уехавший давно. Мне кажется, что это маленькая Италия. Античное место по природе: правильный климат, холмы, реки, виноград. Люди здесь правильно живут, нет западной погони за выживанием. Этого никогда и не было, так как люди кормились с земли, не надо было ничего особенного придумывать. Да, они жили бедно, но всегда хватало… Такое же ощущение получаешь, когда ездишь по Италии.

— Пьют вино и радуются жизни.

— Да, античный образ жизни. Я специально поехал на поезде из Москвы. Мне очень хотелось посмотреть весь путь. И вот, когда мы переезжали с Украины в Молдавию через Днестр, поезд двигался по мосту вдоль реки. Была ночь, полная луна… Это было волшебство, какой-то мистический пейзаж… Я нигде ничего подобного не видел… Мне повезло, что именно ночью мы переезжали это место… Просто фантастика! Под луной эти места выглядели Гоголевской фантасмагорией… Весь Днестр блестел от луны. В некоторых местах вдоль берега были видны огоньки домов. Причем, дорог к этим домам не было, места непроходимые… Вот так по два три домика стоят, без дорог, а в них живут люди. Невероятные впечатления. А потом я еще одну вещь заметил: в Молдавии летом леса, как  игрушечные, теплые, добрые… Такие леса, приглашают лечь, расслабиться и получить массу тепла и любви, не ожидая никаких подвохов. Это наслаждение!. В России лес немного враждебный, он не любит человека, или с ним какие-то особые отношения нужны. А здесь – колыбель.

[…..]

0

Похожие записи

Ответить

Вы можете добавить теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>